Глава-68 Запретный плод и ещё раз о братьях

Запретный плод и ещё раз о братьях

События на Камрегдане описаны по воспоминаниям из снов.
Каждое событие с братьями на Земле – это реальные факты из жизни.

        После путешествия в ОСе я зашла к Дальмине,- к девушке, с которой мы познакомились в обсерватории. Перед встречей, способом местной беспроводной связи, она мне написала письмо, в котором попросила зайти. Помню, как ни одним намёком я тогда не знала и не догадывалась о чём будет разговор. Ну и ясно, что любопытство моё было большим.
--Привет, Дальмина! Я пришла в ответ на твоё приглашение. Не терпится быстрее узнать - что же такого интересного ты придумала или исследовала и мечтаешь со мной обговорить? – сказала я своей давней знакомой, как только она мне открыла дверь. 
--Заходи, поговорим об этом в моей личной комнате уединения, но сначала пройдёмся по моему небольшому жилищу, чтобы морально настроиться на предстоящий разговор,- ответила мне девушка, и я заметила, что вид у неё был не очень весёлый. Она мне показалась задумчивой и чем-то обеспокоенной.
        К разговору мы приступили не сразу. Сначала хозяйка дома решила мне показать свои творческие кабинеты и другие места. Как того и следовало ожидать,- всё было связано с её профессией. В разных комнатах я увидела карты звёздного неба, макеты планет, какие-то камушки и загадочные предметы, найденные в разных далёких галактиках, а также много картин с рисунками неизвестной мне ранее растительности и животного мира. 
--Ты ещё и рисуешь? – спросила я у неё.
--Нет, эти картины делала не я. Их создали мои друзья, которые тоже исследуют космос и любят рисовать. Предметы с других планет тоже они мне подарили,- ответила подруга.
        Дальше мы прошли в комнату, сели за столик, Дальмина угощала меня чаем из плодов специальных чайных растений, выращенных в её домашнем саду, и мы разговаривали на очень необычную, как для Камрегданы, тему.
--Я решила поговорить об этом именно с тобой, Энни, так как ты не являешься строгим хранителем местных традиций и тебе не слишком важно - кто что исполняет, а чего не исполняет. Понимаешь, тут такое дело, что у нас в обсерватории есть один хороший парень – Арман, и в моей жизни большая беда получилась. К сожалению, я его люблю,- начала свой разговор взволнованная девушка. 
--Ну и что тут нехорошего? – удивилась я. –Любить – это же прекрасно?!
--Да, любить прекрасно, но только в том случае если парень свободный и с ним я могу создать семью,- ответила мне наша добрая сестра и подруга.
--Ты хочешь сказать, что он уже в семье? Занят? – с ещё большим удивлением спросила я у неё.
--Да, Энни, в том то и вся беда, что он занят. Если мы с ним открыто закрутим любовь – это будет нарушением морали. Точно так же, как Адама и Еву выселили из Рая, так и нас с ним выселят из Камрегданы на Землю,- чего мне очень не хочется. Можно, конечно же, встречаться тайно, но это тоже не выход. Рано или поздно нас поймают, и тогда случится то же самое, но ещё и с наказанием за обман.
         Я задумалась, представила Дальмину и её друга, неразбериху в семье… Сказать в тот момент что-либо радостное и обнадёживающее было, конечно же, очень трудно.
--Сложность ситуации я понимаю, но быстро придумать – что делать, пока не могу. Меня ещё кое что интересует. А знает ли Арман о твоей любви? – задала я ещё один вопрос, хотя и понимала, что Дальмина ждёт от меня утешения, а не вопросов. Хотя кто его знает? Иногда бывает и такое, что надо просто выговориться.
--Не знаю. Думаю, что догадывается. Но я не хочу делать ему плохо и портить его жизнь, поэтому наши отношения пока что только на уровне обмена энергиями, не более,- ответила девушка, и после этого долго сидела молча, допивая свой чай.
--Ты собираешься за свою любовь бороться? – через какое-то время поинтересовалась я.
--Не знаю. Пока раздумываю – что мне делать и фантазирую о нашем с ним единении.
--Понятно.
        После разговора на тему проблем Дальмины я ей пообещала хорошо всё обдумать и потом ответить. Мы с ней ещё посмотрели картинки на её домашнем компьютере и я пошла домой.
        Дома я сидела во дворе своего домика на берегу моря и, наблюдая за волнами, которые то выкатывались на берег, то уплывали, обдумывала последние события на разные темы, включая и тему Дальмины. Потом мне захотелось отвлечься. В какой-то момент я почувствовала особое влечение к продолжению воспоминаний той части своей жизни, которая называется прекрасными отношениями с двоюродными братьями. 
        Мне опять нарисовалась в моих мыслях квартира дяди Коли и мои братишки Руслан и Вадим. Русланчик всегда был младше на целых пять лет, и замкнутым в себе,- очень неразговорчивым. А вот с Вадимом мы закручивали разные дружеские встречи и какие-нибудь весёлые игры. 
        В те времена, когда мы были слишком юными, Вадим относился ко мне с любовью и добротой. Не грубил, не командовал и очень любил прикосновения к нему руками. Я знала об этом, и по возможности старалась его погладить или соединиться с ним в поцелуе. Ведь мне и самой это нравилось, хотя я и делала вид, что для меня всё это не важно, и что целуюсь я только ради него. Как я уже сказала раньше, сексом мы не занимались. Мы только делали Тантру наших красивых чувств. 
        Однажды я попросила у Вадима его пластинки для записи на магнитофон в квартире Саши - мастера моего участка, с которым я вместе работала на мотоциклетном заводе. Сашу я тайно любила, хотя и знала, что он женат. Но я просто от души любила его и на многое не рассчитывала. Вадим дал мне тогда пластинки, хотя они и были для него очень большим сокровищем, за которое он сильно переживал, чтобы ничего не случилось. Музыку с его пластинок мы записывали перед новосельем Саши. Так я поняла, и не один раз, что Вадим добродушный. Подобных случаев было несколько, и Вадим никогда не отказывал, если я просила сделать что-то приятное не для меня лично, а для моих друзей.
        Когда вырос Руслан, то он тоже стал для меня любимым и желанным. Мне часто нравилось обнимать Руслана перед Вадимом и рассказывать, что Руслан лучше, красивее, приятнее и более любимый. Как вспомню – хочется повалиться от смеха, потому что это же было неправдой. Я любила их обоих одинаково. Они оба были хорошенькими моими братьями, и я радовалась, что они у меня есть. Просто мне нравилось подразнить Вадима и понаблюдать за его реакцией, но тот факт, что брат Руслан мне больше нравится, его и не очень волновал. Он даже и соглашался, что сам он некрасивый, хотя это не так, а брат его красивый, поэтому согласен не обижаться на меня. Я удивлялась. Мне нужен был эффект его маленькой ревности,- правда и сама не знаю зачем, но привлекательность родного брата его не волновала.
         После наступления восемнадцатилетнего возраста, моего брата Вадима направили на службу в армию куда-то в Подмосковье. Там он познакомился с девушкой Леной и женился. Через несколько лет у него уже было гражданство жителя Российской Федерации и встречи наши стали очень редкими.
         Один раз Вадим и Лена приезжали к нам в гости и мы ездили в места нашего детства. Помню, как мы с Леной шли по улице и я ей что-то рассказывала на украинском. Наверное, она меня не понимала, но я её понимала, и Лена мне очень понравилась. Ещё они были у нас в гостях, в Цветущей, когда мы только поселились и не хватало кроватей, матрасов, подушек и одеял. Они у нас не переночевали, а намучились, потому что, как йоги, спали на пружинах кровати, покрытой покрывалам. Неудобно было, но реально нечего было постелить. Сама я спала на полу. 
          Помню, как Вадим что-то снимал на видеокамеру у нас на горе, и в хате тоже. Потом мы сидели с ним ночью на скамейке у нас во дворе и обговаривали разные жизненные темы. Он был самым откровенным братишкой,- как и всегда. Я всю жизнь ценила в нём эту черту характера – откровенность. Когда человек откровенный, то мне это кажется слишком приятным и привлекательным, и брат мой, Вадим, всегда был именно таким. Мы в ту ночь долго сидели и говорили, говорили, говорили… Запомнилось на всю жизнь. 
          В браке с единственной женой Леной, у Вадима родилась дочка. Я мало чего знала о его девочке, но помню, как сам факт того, что она есть, мне всегда чувствовался приятным, потому что его дочка - это продолжение нашего рода.
          Руслан долго не женился. Сначала он дружил с моей подругой и кумой Ирой. Они вместе крестили мою дочку Наташу и в тот день познакомились, но потом у них что-то не получилось и Руслан нашёл другую. Этой «другой» была незамужняя девушка – Фаина. Когда Ира узнала, что Руслан её кинул - она плакала и страдала до нервного срыва, но врагами они тогда не стали. Руслан и Фаина поженились, а Ира осталась незамужней, с дочкой от первого брака, и поддерживала с Русланом просто человеческие отношения. Он уже не был ей ни любимым, ни другом, но два раза в год она могла к нему позвонить, поздравить с Днём Рождения или просто расспросить о жизни. Если встречались на Дне Рождения моей дочки, то общались с видимой добротой по отношению друг к другу. Их поведение было таким, как будто ничего страшного никогда и не было.
          После женитьбы Руслан начал приезжать ко мне всё реже. Сначала раз у год,- на День Рождения своей крестницы Наташи, а потом и вообще раз у несколько лет. Но отношение его ко мне, и к моей семье, всегда было хорошее. Он никогда не грубил, общался со мной спокойно, поддерживал родственные отношения. Мне запомнились его щедрость и доброта. 
          Со временем в семье Руслана тоже родилась девочка. В этот период жизни мои дети и дочка нашего брата Вадима были уже совсем взрослыми. Если я иногда звонила к нему, то отвечал он добрым и дружеским тоном голоса. Не похоже было на то, чтобы обиделся. Просто жизнь его накрыла проблемами. В народе говорят – замотался. 
          Что касается Дениса, то после смерти моей матери мне удалось его найти и познакомиться. В общении он оказался очень приятным и разговорчивым. Однажды мне даже удалось уговорить его, чтобы приехал ко мне в гости. Он приехал на личной машине, был рядом, мы с ним долго и много говорили.
          Сначала мы говорили у нас на горе и на скамейке во дворе, а так как не виделись мы с ним почти всю жизнь, то рассказывать надо было много. До вечера не справились, и пришлось продолжить длинные разговоры во второй половине хаты ночью. Денис лежал на диване, а я сидела на диванчике, который стоял под окном и мы говорили почти всю ночь. Он тоже оказался приятным и откровенным в общении. Руслан не откровенный, хотя и добрый очень, а Вадим и Денис общительные и откровенные.
          Я много рассказывала Денису о дружбе с Вадимом, но он так и не понял моего отношения к тому, о чём я говорила. А отношение хорошее. Не зависимо от рода и вида приключений Вадим мне нравился и я любила его. Да, я рассказывала о потрясающих моментах, но даже в такие моменты мне с Вадимом было приятно.
          После встречи со мной Денис уехал отдыхать на море и я ему ещё какое-то время присылала смс-ки на телефон, а потом наше общение стало редким. Года через два или три я нашла его в «Одноклассниках». Там было много его фотографий, которые мне понравились, и я не раз их пересматривала по несколько кругов, а ещё там можно было написать письмо и он отвечал.
          В «Одноклассниках» я также нашла и жену Вадима – Лену, и в Контактах есть дочка Вадима – Полина. Их странички оказались красивыми и высокодуховными. Много литературы, искусства и музыки, а у Лены ещё и красивый дизайн фотографий, сделанный в «фотошопе». Кто так красиво обработал фотографии – я не знала, но мне они очень понравились.
         Позже я решила навестить своих родственников, которыми есть мои братья и их семьи, во сне, что и сделала с большим удовольствием. Хватит им дуться на то, что я не приехала на похороны тёти Веры,- аритмия не пустила. Во сне мы забыли о всех наших недоразумениях и опять танцевали на волнах красивого озера под небесную музыку. Я хорошо знала, что мои братья всю жизнь любят музыку, поэтому создала такой сон. Моя идея им понравилась, и мы хорошо провели время в этой нашей чудесной и родственной танцевальной игре.
Виктория Авосур

Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти