Глава-64 Путешествие на планету Чистилища

Путешествие на планету Чистилища

   Я сидела на скамейке в домашнем саду и размышляла на разные свои личные и не очень личные темы. Вдруг, ко мне подошла одна незнакомая, и одновременно чуть-чуть знакомая девушка. Раньше я не один раз её видела недалеко от своего дома.
--Привет, Энни! – обратилась она ко мне.
--Привет! – ответила я. 
--Мы твои соседи, поэтому я пришла познакомиться. Моё имя – Расанта. У меня есть муж Тейрис, и ещё с нами живут Гелма, Родиман и Биладес. Когда мы жили на нашей планете, а это в созвездии Ориона, то они были нашими детьми. На данный момент мы так и живём – единой семьёй. А здешнюю семью - на восемь-десять человек, примерно, мы ещё не создали.
--Очень приятно познакомиться,- ответила я. –А моё имя – Энни. Я тут живу одна, потому что мои родные пока ещё согласны бывать только на Земле и на Плане Блаженства. Нашу планету они считают излишней экзотикой, и пока сюда не стремятся. Но я всё равно верю и надеюсь, что мы ещё когда-нибудь соберёмся все вместе. А в годы физической жизни на Земле у меня был муж Ярослав и трое детей: Валерия, Руслан и Наташа. Они и сейчас живут на Земле, а дети уже имеют свои семьи. 
--Чем ты здесь занимаешься?
--Недавно я выращивала рыбу-спасительницу для землян. Испытывая более одной минуты страх замкнутого пространства, созданная мной рыба начинает плавить любые вещества. Но в желудке кита или акулы эта возможность блокируется. По моей задумке мои красные рыбы разрывают любые сети рыболовов и этим спасают как себя, так и других жителей подводного мира. А теперь я хочу немного помочь ещё и растительности на Земле, и хоть в какой-то степени примирить людей, чтобы прекратились войны. Расскажи - чем занимаетесь ты и твоя семья. 
--А мы люди творческие. Мой муж, Тейрис, – композитор и музыкант. Я – певица, а дети наши танцуют,- ответила мне Расанта.
--Вы готовите творческий коллектив для выступлений на своей планете? - спросила я.
--Да, именно так. Мы готовимся к большим переменам в природе и в сознании людей. Наши песни и танцы направлены на поддержку великого духовного пробуждения.
--Вы верите в Бога?
--Религия – это ограничение, а мы – люди свободы. Мы задумали создать много прекрасной музыки и много прекрасных песен о новой счастливой жизни на нашей возрождённой планете. У нас и так уже почти все жители здоровые и живут в своих телах по много тысяч лет, но мы стремимся к большему. Люди должны быть, по выбору души, или бессмертными, или жить ровно столько, сколько они захотят.
--О-о-о, вы мои единомышленники! Я тоже так думаю. Будем общаться и вместе ждать возрождения наших любимых планет. 
       После разговора с Расантой я встала со скамейки и пошла прогуливаться по улицам Магвильдана. Там я неожиданно встретила Данииоса. 
--Как хорошо, что мы встретились, потому что я уже шёл к тебе,- начал он разговор.
--Ты по важному делу или просто в гости?
--По делу. Ты собиралась исследовать с нами Танталу, и если надо будет, то вместе с нашей группой позаниматься творчествам. Как твоё настроение на счёт Танталы сейчас? Ты ещё согласна или уже передумала? –спросил у меня Даниос.
--Ну, конечно же, согласна. А почему ты спрашиваешь? Уже есть дело?
--Пока нет, но мы его найдём. Приглашаю тебя в наше с тобой путешествие. Походим по планете, посмотрим, как там живут, подумаем – куда можно применить нашу с тобой любовь и чем помочь живущим там существам и людям. Что скажешь?
--А что я могу сказать? Летим.
       Через какое-то время мы с Даниосом уже были на Тантале и приспосабливали вибрации своих тел до вибраций этой планеты, чтобы появилась возможность её познавать и исследовать. А одновременно с исследованием мне была подарена жизнью и ещё одна возможность – ближе познакомиться с Даниосом.
       Сначала мы летали над планетой в состоянии невидимости и ощущали восторг полёта. Мы свободно и легко скользили в воздухе, пробираясь сквозь ветер, ласкающий наши тела. Нам было приятно и необычно. 
       В полёте над Танталой мы заметили, что эта планета имеет слишком религиозную направленность. Почти на каждой улице стоят храмы для поклонения Богам и святым. Есть люди для сельского хозяйства, люди для исполнительной власти, и много-много рабов в тюрьмах, которые отрабатывают свои наказания за нарушение моральных и духовных Законов. В общем, одним словом, планета – Чистилище. 
       Мы с Даниосом остановились в каком-то лесу. Нам захотелось позаниматься исследованием местной природы. Мы шли по лесным зарослям и удивлялись разнообразием не видимых нами ранее форм, красок, цветов и жизней. В какой-то момент я почувствовала нашу готовность к тому, чтобы можно было начать более близкое знакомство с Даниосом.
--Вот это да-а-а! Смотри какой цветок. Высокий, как подсолнух, но сердцевина маленькая, а лепестки голубые. Мне ещё в детстве такие снились. А тебе? – начала я своё вступление к предстоящему разговору. 
--Нет, мне такие не снились,- ответил мой друг, поглаживая пальцами рук красивые сине-голубые лепестки. –Но здесь поляна, поэтому мы и встретили эти большие цветы. В гуще леса мы таких не найдём, потому что все цветы любят солнце. 
--А какие цветы тебе снились в детстве? – спросила я у него. 
--Мне снились такие, как на Земле пионы и георгины. Когда дети маленькие, то им весь окружающий мир кажется слишком большим, и сны такие же. Если цветы, то это пионы, подсолнухи, кусты роз или как эти. Цветы, размерами – как подснежники, маргаритки или одуванчики детям, наверное, не снятся никогда,- сказал Даниос, переступая две толстые ветки, упавшие с дерева, и обросшие зеленью, похожей на мох. Видимо на месте поляны раньше был лес.
--Какое у тебя самое раннее воспоминание из детства? – поинтересовалась я.
--Помню, как мама носила меня на руках и показывала разные красивые предметы. Всё хотелось потрогать, но ничего нельзя было. Я плакал. А у тебя какое самое раннее воспоминание из детства. 
--Помню, как меня размотали из пелёнок, покупали и положили поперёк кровати. Я ещё ничего не умела, но мне удавалось поднять ручкой часть одеяла. Я очень радовалась и хотела, чтобы все члены семьи увидели – какая я сильная. И ещё хорошо помнится, как мама связывала мне ноги и приговаривала: «Надо их выровнять и сделать красивыми, иначе будут кривые, как у твоего папы Либтаса». Я очень вырывалась и кричала, потому что я любила папу и мне хотелось быть на него похожей. Это было на кровати,- в той комнате, которая позже стала кухней. Оба эти воспоминания о возрасте до шести месяцев, но язык взрослых я хорошо понимала,- поделилась я частичкой памяти о далёком прошлом со своим попутчиком. –Ничего себе! Посмотри на это насекомое,- сказала я, и мы с Даниосом присели под деревом с неизвестным названием, чтобы рассмотреть такое же неизвестное, но очень красивое насекомое. С крыльями, но не бабочка, может летать, но не жук. Расцветка красного, розового и жёлтого цвета… В общем, словами не описать.
--Энни, а кем ты себя считаешь? Как бы ты себя охарактеризовала? – спросил у меня мой друг.
--Кто я? Интересный вопрос. Я считаю себя свободолюбивым существом и Ангелом любви. Доброта, любовь и милосердие у меня на первом месте. В друзья выбираю людей открытых, склонных к откровенности и добрых. Я работаю на увеличение любви и свободы во Вселенной. Считаю это своим предназначением, которое я выбрала для себя сама. А ты кем себя считаешь?
--Я тоже человек любви и друг нашей энергии – Семиланиом. Но я бы себя назвал больше исследователем, чем делателем. Это на данном этапе так. Со временем моё мнение может полностью измениться,- ответил Даниос, согревая меня улыбкой прекрасных губ, и пронизывая сиянием своих прекрасных сине-голубых глаз. При встрече с ним я всегда чувствовала приятную, сладкую, и необычную энергию. Я уже привыкла, что я его так чувствую. 
       Дальше мы вышли на встретившуюся на нашем пути ещё одну поляну и остановились, как зачарованные. Стебли каких-то лиан, растущие слева и справа, наклонились друг к другу и сплелись. Они создали живые коридорчики-туннели с зелёными стенами и красивыми красными цветами между листьями. А так как никто их рядами не садил, то эти туннели расходились в разные стороны, создавая красивые лабиринты. 
       Мы сначала ходили по этим лабиринтам и восхищались, а потом решили присесть на траве и продолжить начатый нами разговор о прошлом. 
--Да-а-а, природа этой планеты живёт своей жизнью, и не обращает никакого внимания на пытки, тюрьмы и излишнее идолопоклонство,- сказал мне Даниос.
--Ага, именно так и есть. Но то, что местные законники её не уничтожают – это уже хорошо. Я тебя ещё кое-что хотела спросить о прошлом. Скажи: а что ты знаешь о своём рождении?
--О рождении я интересного не знаю почти ничего. Сначала темно и ощущение страха перед неизвестностью. Потом трудный путь вперёд, и появление света, появление непонятных форм и образов, но опять же страх, и у него то же самое объяснение – страх перед неизвестностью. А у тебя может что-то интересное было?
--Ну, не то, чтобы интересное,- просто памятное. Я родилась преждевременно,- в городе Киеве, на Подоле. Мою маму, по её согласию, напрасно порезали. Её не кесарили, а только шейку матки разрезали, чего ни в коем случае нельзя было делать. Просто напугали, что сдавливается головка ребёнка, и для того, чтобы с ребёнком всё было хорошо,- надо разрезать. Она согласилась. Потом она допустила одну глупость. Придумала высказаться в роддоме, что хотела мальчика, а родилась девочка, и её там долго мучили, обвиняя в том, что она хочет выкинуть своего ребёнка в мусорник. Просили, чтобы лучше отдала им, чем выбрасывать. 
      После операции моей маме долго нельзя было употреблять пищу, чтобы не дуться в туалете и не разошлись швы. Понятное дело, что молоко перегорело, и я голодала, я много плакала. Раны моей матери физически не заживали всю жизнь, и когда она мне об этом рассказала, то у меня было чувство вины. Моя мама пожертвовала собой ради меня, хотя могла и не согласиться на операцию. А ещё она хотела мальчика, но родилась девочка. Из-за всего этого у меня десятилетиями было чувства вины. Я винила себя и за её раны, и за то, что я девочка, а не мальчик. Сам процесс рождения – это тоже страх перед неизвестностью,- как и у тебя. 
       Ладно, не будем это обговаривать. Расскажи лучше – какой ты помнишь свою маму.
--Красивая, стройная, с длинными волосами и с пышной причёской. Как ты уже знаешь, мы жили на прекрасной планете созвездия Плеяд. Моя мама была учительницей физики, и я восхищался её необычными знаниями.
--Я тоже помню свою маму красивой, и в обществе людей всегда красиво одетой и подкрашенной. Но дома она ходила в чём попало. Ещё моя мама всегда была грустной из-за жестокости своего второго мужа – Гунзыра. Постоянно она была перегружена работой на огородах и домашним хозяйством. Ближе к старости, когда уже была на пенсии,- причастилась к водочке и это ей очень навредило. Со мной она чаще всего любила поговорить о мужчинах и погадать на картах. Всем людям быстро прощала обиды, беспокоилась, чтобы у меня всё было хорошо, и чем могла – всегда помогала. Скажи: какие слова твоей мамы тебе запомнились?
--Учись, Даниос. Чем больше у тебя будет знаний, тем больше надежды на то, что ты сможешь осуществить все свои мечты, и исполнить свои желания. Ну, она же педагогом была, поэтому постоянно говорила о полезности разных наук во всех областях жизни.
--А моя мама говорила: «Я то верю, что Бог иногда отвечает на молитвы, и творит чудеса, но не для таких людей, как мы. У Него тоже есть белые и чёрные». «Я не хочу, чтобы ты жила в деревне, потому что в таких местах надо пахать возле земли, а у тебя здоровье слабое». У неё был материалистический подход к жизни. Все мои духовные поиски её удивляли, и она никогда не поддерживала моего мировоззрения.
--Твой маме не хватало веры в себя и веры в силу собственного мышления.
--Да, не хватало,- ответила я ему и хотела было ещё о наших отцах начать разговор, но рядом с нами где-то взялся такой красивый хоровод птиц, что мы заслушались, как заколдованные. 
--Слышишь, какие на этой планете интересные голоса птиц. На Земле, и у нас, на Плеядах, совсем не такие,- заметил мой голубоглазый друг.
--Да, слышу, но не мешало бы ещё и увидеть их.
--Было бы неплохо, но давай в следующий раз. А сейчас нам надо побывать в их тюрьмах и обдумать – чем мы можем помочь страдальцам.
--Согласна,- сказала я ему. Потом мы растворили свои тела до состояния невидимости и полетели навстречу новым неизвестностям.
      Тюрьмы были грязными, жестокими, лишёнными любого света жизни и надежды на будущее. Заключённым постоянно выдумывали новые наказания и сколько перед лицом вечности весила их вина из прошлого– уже не имело никакого значения.
       В одной из камер пыток находилась черноглазая девушка Ниртама. Она сидела в металлической клетке, уже не имеющая никакой мечты внутри себя, смирившаяся со всем, и с потухшим несчастным взглядом.
       В клетке Ниртамы в правом верхнем углу висел телевизор. Там регулярно прокручивались Видео, которые объясняли ей – в чём она провинилась. Её обвиняли в том, что она любила чужих мужей, мало работала, обнадёживала тех, кого не любила, и занималась виртуальным сексом на расстоянии.
       Мы так поняли, что над девушкой постоянно издеваются, и надежда на, что из плачевной ситуации возможно когда-нибудь выбраться, у Ниртамы была потеряна полностью. 
--Как думаешь: что её сюда привело? – спросил Даниос.
--Может чувство вины, но точно сказать невозможно. В жизни всегда можно встреть такие причины событий, которые окутаны туманом таинственности,- ответила я телепатически своему другу, потому что мы были в невидимых телах, и поговорить обычным способом никак не могли.
--Что бы там ни было причиной, поселившей Ниртаму в такое ужасное место, а попробовать её отсюда вытащить было бы хорошим и полезным делом. Да, хотелось бы помочь не только ей, но и многим другим. И всё же, начнём с неё.
--Ага, идея хорошая. Но как мы это сделаем? – поинтересовалась я.
--Сначала проберёмся в её сознание и попробуем показать ей несколько красивых снов о чём-то восхитительном. После них у неё появятся частые воспоминания того, что приснилось, и мечты, а также ощущение прекрасного. Это притянет энергию и даст ей духовную силу… а дальше подумаем. 
--Хорошо, так и сделаем. Куда пойдём сейчас? Может домой, чтобы всё обдумать?
--Летим домой, а вернее – на Камрегдану, потому что наш дом – Вселенная.
       Вернувшись в Магвильдан, я решила зайти к своей новой приятельнице – к соседке Расанте, и там рассказать о своих последних событиях и исследованиях.
       У неё дома обговаривали какой-то будущий концерт, поэтому вся семья была в полном сборе. К ним пришли даже Кайсана, Дальмина, Линат и Зорвия. Сначала мы обговорили концерт, а потом и мои новости. Встреча была чудесной.

Виктория Авосур


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти