Глава-51 Необыкновенный Даниос

Необыкновенный Даниос

    Вернувшись домой, на Камрегдану, я вспомнила, что уже несколько раз друзья моего города приглашали меня зайти к ним, на место их исследовательских занятий, чтобы я побывала в нашей обсерватории. Мне стало интересно – какое на вид это научное учреждение и для какой цели оно предназначено. В общем, постаралась я собраться с мыслями и поспешила к ним туда.
       Войдя в смотровой зал, я заметила, что там работает не один человек, а много сотрудников. Они сидят за большими телескопами, и эти интересные механизмы, через определённые отверстия в потолке, направлены в небо. Работники обсерватории с их помощью что-то осматривают, записывают на компьютерах, и обрабатывают в каких-то программах.
       С большим любопытством я подошла к Дальмине, которая меня встретила, как подругу,-  радостно и приветливо:
--Заходи, Энни, и подходи сюда ближе. Я пригласила тебя к нам, чтобы ты увидела – чем мы тут занимаемся, и на сколько это интересно или не очень,- дружеским тоном голоса сказала мне Дальмина.
       Не совсем смело я подошла к её столу, и увидела, на близком от меня расстоянии, большой и таинственный глаз телескопа.
--Всё такое необычное, я ещё никогда в жизни не была в подобных местах,- проговорила я ей, чувствуя какую-то немножко неловкость и неумение обращаться с незнакомыми мне предметами.
-Любые познания когда-нибудь случаются впервые. Хочешь посмотреть туда? - предложила моя приятельница.
--Да, очень хочу в него заглянуть. А можно? Да?
--Смотри. Там много есть интересного.
       Я наклонилась к смотровому окну телескопа и почувствовала восторг и восхищение от увиденного. Планеты и звёзды казалось находятся на очень близком расстоянии, хотя я и понимала, что все они слишком далеко.
--Особенно обрати внимание на планету в левом нижнем углу. Это Тантала,- предложила мне Дальмина. 
       Я засмотрелась на всё, что находится в левом нижнем углу, и в этот же момент, неожиданно услышала у себя за спиной мужской голос:
--Покажите, как у вас открыта Тантала. Я тоже за ней наблюдаю,- сказал незнакомец.
       Я сделала шаг назад, чтобы уступить место подошедшему к нам мужчине, и тут же что-то произошло у меня внутри. Какие-то необычные энергетические вихри родились в моём теле и наполнили меня так, что я быстро села на кресло, которое стояло рядом, хорошо, что оно было.
       Что это? Немного похожее у меня наблюдалось ещё на Земле, и ещё тогда я уже искала понимания – что со мной происходит, но полностью разобраться с этим вопросом я так и не смогла. И вот опять то же самое. Какая-то таинственная энергия завибрировала в моём теле и начала пульсировать в каждой его клетке, включая даже и внутренние органы. Я тогда так и не поняла, что именно пробудило во мне эту энергию: ощущение красоты звёздного неба или чувствование подошедшего к нам мужчины.
       Дальмина и незнакомец что-то обговаривали на тему особенностей Танталы, а я сидела, погрузившись в экстаз, и мне хотелось, чтобы хоть немножко дольше никто меня не трогал. Через несколько минут загадочный мужчина повернулся ко мне и наши направления глаз встретились.
       Чудеса! Передо мной стоял необыкновенный красавец с длинными тёмно-русыми волосами, с красивым прямым носом, и с привлекательным очертанием губ. Он был стройного, немного спортивного телосложения, и его сияющие, как летнее безоблачное небо, сине-голубые глаза смотрели прямо на меня.
--Можешь подойти к телескопу, Энни, и продолжить начатое тобой наблюдение, которое я прервал своим любопытством,- сказал он.
--Не сейчас. Мне надо немного времени, чтобы обдумать увиденное,- ответила я ему, и почувствовала приятное и сладкое жжение в области сердца.
       Не знаю сколько я так просидела в наполняющем меня объятии пробудившихся во мне чувств и ощущений, но когда я вернулась к обычному состоянию, то поняла, что сразу же уходить нельзя, чтобы ничем себя не выдать. Та мне и не хотелось из такого интересного места уходить слишком рано. Я ещё несколько раз посмотрела в телескоп, с восхищением описала своими словами некоторые самые красивые планеты и звёзды, а потом задала один вопрос:
--Дальмина, а для чего нужна обсерватория, если самых мелких подробностей на открывшихся таким способом планетах всё равно не видно? Не лучше ли сразу же, со скоростью мысли, перемещаться своим вниманием туда и исследовать? – спросила я.
--Ну то мы так и делаем, что касается перемещения и детального исследования. А обсерватория нам нужна для того, чтобы выбирать эти интересные места. Нам же сначала надо на реальное небо взглянуть, а не придумывать воображаемое! Когда мы видим конкретно то, что там есть, то у нас появляется идея. А дальше уже действуем так, как ты и сказала.
--Поняла,- ответила я. –Позже попробую создать идею.
--Этого мало. Чтобы не заблудиться в огромных и просто безграничных просторах Вселенной – надо иметь некоторые ориентиры, как знаки пустыни Наска на Земле, и по ним определять – куда держать путь полёта. Многие из таких знаков уже есть в наших базах данных, и ими можно пользоваться. А к планетам и звёздам, которые недавно нами открыты, мы в этой обсерватории создаём звёздные карты и обозначаем конкретный путь,- объяснила мне смысл своей работы Дальмина.
       В продолжении разговора мы ещё немного пообщались, на темы загадок неба, и я пошла домой.
       После посещения обсерватории я на какое-то время забыла о ней, и жила себе обычной жизнью. Потом, однажды я сидела в парке, и размышляла о красоте окружающего мира. Вдруг я заметила идущего по дорожке голубоглазого незнакомца, с которым когда-то встретилась возле телескопа Дальмины.  Он тоже меня увидел, и когда подошёл ко мне ближе – сам, первым начал со мной разговор:
--О, какая неожиданность! Что ты здесь делаешь? Размышляешь? – спросил у меня таинственный красавец.
--Да, сижу и размышляю о чудесах Божественной Вселенной,- ответила я ему, и почувствовала, как участилось моё сердцебиение. В это же мгновение опять во мне пробудилась очень загадочная и непонятная энергия, которая начала пульсировать какой-то волшебной и очень приятной мелодией в клетках моего тела. 
--Как тебе наша обсерватория? Понравилась?
--Да, очень понравилась. Хотелось бы посмотреть на карту звёздного неба, видимого над нашим городом. Я только знаю, как называются созвездия звёздного неба Земли, а здесь я не знаю ничего. Подскажи где можно увидеть такую карту.
--Пойдём ко мне, у меня дома много таких. Одну из них я тебе подарю, чтобы и у тебя была такая,- предложил он, и смотрел мне в глаза, ожидая моего ответа.
       Что же было делать? Я не знала даже его имени, но зато я точно знала, что нахожусь на планете, где полностью отсутствует зло. Мы с ним совсем не друзья, но я знала, что на Камрегдане никто никому не навязывает свою волю и никого не насилуют. А что касается дружбы, то возможно именно в подобных ситуациях она и зарождается. При встрече с этим человеком мои клетки тела просто сходили с ума, но я помнила, что на Земле у меня есть любимый, которому я не собираюсь изменять. И всё же, ощущение необычного вызывало во мне интерес к исследованию происходящего, поэтому я согласилась и мы пошли в гости к голубоглазому незнакомцу.
       «Интересно: он тоже чувствует необычные энергии?» - старалась я угадать, идя по дороге к его дому, но ответа на поставленный вопрос у меня пока ещё не было.
       Дом незнакомца оказался неожиданно большим. Во дворе были клумбы с цветами, а между ними красивые дорожки, выстеленные фигурной плиткой из неизвестного мне материала, и цвета – в какой-то степени спелой вишни, а в какой-то степени – спелой сливы. Слева лесочек, а справа маленькое озеро, и на озере много водоплавающих цветов, как на Земле лилии, лотосы и другие.
       Войдя в центральный зал, я остановилась и, рассматривая всё вокруг, спросила: 
--Как тебя зовут?
--Моё имя Даниос. Ну а ты – Энни, я знаю. Слышал, как к тебе обращались в обсерватории.
--Да, я - Энни, это правда. А твоё имя чем-то напоминает земное, греческое.
--Может быть и так, не знаю. Мы не сверяем звучание наших слов и имён с подобными словами на других планетах. Какое-то наше прекрасное слово - на Земле, или на другой планете, может иметь смысл ругательства или, наоборот, всеми любимое земное слово, - на Камрегдане может означать что-то не очень хорошее. Наша Безграничная Вселенная имеет так много планет и разных языков, что если начать сверять каждое наше слово с языками всех планет, то вообще никаких слов не захочется.
--Я знаю, Даниос, и я полностью согласна с тобой. Но имя твоё всё равно красивое, даже если и на Земле что-то похожее поискать. Скажи: а зачем тебе такой большой дом? Ты в нём живёшь не один?
--Пока один, но я мечтаю создать семью. У нас, на нашей планете, есть много семей по восемь человек: четыре мужчины и четыре женщины. Я тоже хочу создать себе семью, и поэтому мой дом рассчитан на нас всех, на моих будущих родных.
--А где ты собираешься их искать? – спросила я у него.
--Знакомиться в нашем городе и приглашать к себе жить. Я тоже, как и ты, живу здесь не очень давно, поэтому и семьи, пока ещё, у меня нет. Но она у меня в планах на будущее.
--Это любовь на восьмерых или как? Что-то я смутно себе представляю восемь человек в постели,- с удивлением сказала я ему.
--Да, любовь на восьмерых,- ответил Даниос, улыбаясь в ответ на мой вопрос своей сияющей и завораживающей улыбкой. –Со временем ты всё узнаешь, не переживай. Все наши познания приходят к нам не в один день, а медленно и постепенно, чтобы мы успевали их усваивать.
--У меня там, на Земле, есть любимый мужчина,- сказала я ему просто так, на всякий случай, чтобы не вздумал рассчитывать на меня, как на члена семьи.
--Прекрасно,- ответил он. –Значит заберёшь его на Камрегдану, и он, в твоей семье, будет одним из восьми.
--Что? Даниос, ты шутишь?
--Нет, я абсолютно серьёзно, - ответил голубоглазый мечтатель.
--Забрать его не так-то просто. Он себя вообразил великой спасательной жертвой для всего Человечества, и не собирается отрываться от Земли, пока не только его любимые друзья и родственники, а пока абсолютно всё Человечество не построят рай на Земле. А так, как это невозможно, и в физический мир низких земных вибраций постоянно поступают жители других планет,- все, кому это нужно для познания физического опыта, то можно сделать выводы, что засел он там, к сожалению, на долго. 
--Ничего страшного. Всё когда-нибудь надоедает и проедается. Когда ему низковибрационная жизнь надоест – он вознесётся к тебе,- утешил меня Даниос.
--Я живу в маленьком домике, предназначенном для одного человека. Мыслей о семье, как это происходит у тебя, я никогда в своей жизни здесь, не имела.
--Ну так это же естественно! Где бы они могли у тебя взяться, если ты ничего не знала и не слышала о наших семьях. Но теперь ты уже знаешь, и у тебя тоже будет возможность обдумать этот вопрос.
--Как же я его обдумаю, если я понятия не имею – что именно чувствуют члены здешних семей по отношению друг к другу и чем они занимаются? – поинтересовалась я.
--Понятие ты имеешь, прямо сейчас, хотя мы с тобой и не члены одной семьи. Скажи: что ты сейчас по отношению ко мне чувствуешь? – спросил Даниос, и так на меня посмотрел, что я чуть не свалилась с ног, от наполняющей меня сладчайшей энергии, которую невозможно было ни объяснить, ни победить, ни остановить.
--Это необъяснимо, и я… я не знаю, как сказать, не знаю какими словами передать. Я хочу пойти сейчас домой и обдумать всё, что я чувствую,- сказала я ему и развернулась лицом к выходу, чтобы уйти.
--Постой, подожди немножко меня здесь,- сказал таинственный новый друг, и куда-то быстро пошёл.
       Примерно через три земных минутки он вернулся и дал мне в руки что-то сложенное, как покрывало, и гладкое.
--Возьми. Это карта звёздного неба, которую ты просила. Если будет что-то непонятно – приходи и спрашивай. Я всегда буду рад тебе,- как у себя дома, так и в обсерватории. До новых встреч, Энни.
       Я взяла у него карту и быстро помчалась домой, чтобы обдумать все слова, сказанные Даниосом, и разобраться в непонятных чувствах и ощущениях, наполняющих меня с ног до головы.
       И что за семьи из восьми человек? Какими видами любви они занимаются? Сомнительно, чтобы это был секс. На Камрегдане детей не рожают, и похоже, что секса в таких семьях тоже нет. Хотя кто его знает? Во всяком случае, мне об этом ничего не известно. А что же у них есть? На этот и на многие другие вопросы я должна была найти ответы. Так я себе задумала.

Виктория Авосур


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти