Глава-49 Вибрационка

Вибрационка

       Побывав у Ани Раевской, я поставила себе цель проведать одну хорошую женщину, которая, как и я, чувствует внутри своих тел таинственные энергетические вибрации. Но, перед тем, как пойти к ней, я решила заглянуть ещё один разочек в изучение моей родословной. Занимаясь этим делом в прошлый раз, я узнала только одно – в какой семье родилась моя родная бабушка. И вот теперь, продолжая это интересное занятие, мне захотелось хоть немножко понаблюдать за началом её жизни. 
       И так, начала я с рождения. Настенька, которая стала моей любимой бабушкой,- мама моей мамы, родилась 5-го марта 1912-го года, и жила она в Саварке, Богуславского района,- в большой и дружной семье. 
       Начиная с детства, и на протяжении всей своей жизни, она была маленькой, худенькой, с большими карими глазами и тёмно-русыми волосами. Такой же была и её мама – Мария Ивановна. А папа, Леонид Афанасьевич,- высокий и мускулистый блондин. 
       Совсем нечаянно мне вспомнилась смешинка, как у свои четыре годика, я, со всей свей детской силы, ударила Леонида Афанасьевича по лицу. Это я ему сделала за то, что он обидел Марию Ивановну, а я подслушала, как они с моей бабушкой Настей об этом говорили. Я же в четыре годика была не по возрасту умной!
       Перед самым порогом их просторного деревянного дома в Саварке, который стоял на самом краю деревни, возле полей, со стороны дороги, идущей от Богуслава, гладким полукругом, плотно прилегая один к другому, в земле лежали отшлифованные камни, встречая всех, кто входил или выходил, открытой стороной своей блестящей поверхности. Леонид Афанасьевич их выложил с такой целью, чтобы никогда не месилась перед порогом грязь, и не липла к ногам или к обуви. Эти камни там лежали всегда.
       Однажды, ещё совсем маленькой девочкой, моя бабушка шла по тем камням с ведром воды в руках. А погода была дождливая, и уже начинались заморозки. Всё, что падало с неба – на земле замерзало. Настя поскользнулась и упала на камни, почувствовав резкую боль в ноге. После такого неудачного падения девочке наложили гипс, и ждали, что молодые кости быстро срастутся. В то время Настя ходила только в третий класс, и была ещё совсем ребёнком. Хотя в те годы в школу брали не в шесть лет, и даже не в семь, а в девять – всё равно, одиннадцать лет – это был ещё совсем юный возраст.
       Шло время, а нога всё болела и болела. К сожалению, это был не простой перелом, а раскол кости, который заставлял бедную Настеньку постоянно мучиться от боли, не давая никакого отдыха ни днём, ни ночью. Кто тогда мог подумать, что этот раскол на ножке ребёнка превратится в болезнь всей её жизни, и в 72 года страшных мучений?! Никто не мог такого подумать, но именно так оно и случилось. Через раскол кости на правой ноге жизнь Анастасии превратилась в бесконечные муки ада.
       Позже, на бедре Насти, открылись шесть больших ран, и из них всю жизнь вытекал гной, причиняя страшную боль, и невыносимые страдания. 
      Первый раскол кости, который случился в одиннадцать лет, конечно же, был излечимым. Но камни перед порогом так и не приняли, поэтому Настя упала на них ещё несколько раз. Она же, после лечения, была не такой быстрой и шустрой, как остальные члены семьи. Один неосторожный шаг, и опять падение. Опять раскол и опять гипс.
       Забегая вперёд, хочу сказать, что уже замужем, Анастасия несколько раз упала с лестницы, когда поднималась на чердак дома. Ну никак не получалось укрепиться повреждённую кость, поэтому она продолжала портиться, и через шесть открытых ран так же само вытекал гной. 
       Если подсчитать все дни, сколько Настя пролежала в разных больницах, то получается четыре года. Бабушка назвала эту цифру мне лично, поэтому я знаю точно.
       Долго она лечилась, но вылечиться так и не смогла. Всю жизнь, по причине сильных болей, почти не спала ночами, и много денег уходило на марлю, вату, мази, повязки, спирт, и другие приспособления для больной ноги.
       Шли годы, кость правой ноги постепенно сгнивала, и стала на много короче левой. С палочки, когда работала в школе учительницей, Настя перешла на костыли. На более ранней стадии болезни это был один костыль, а потом два.
       Когда я была ребёнком – я очень сочувствовала своей бабушке. У меня было доброе сердце, и поэтому, уже в четыре годика, я каждый день растирала руками её больную ногу. Мне помнится аж до сих пор, как будучи ещё совсем маленькой, дошкольного возраста, я просыпалась среди ночи от стонов бабушки, и со словами - «Баб, болит? Да?»,- я садилась на краешек её кровати и, по очереди, то одной, то другой рукой, тёрла ей ногу. Глаз я не открывала, потому что они слипались от сильного желания спать. Но я сидела и с закрытыми глазами тёрла, тёрла и тёрла больную ногу. Бабушка меня жалела и говорила: «Хватит, уже легче, иди спатки, ты сегодня почти совсем не спала»,- но я знала, как ей «легче», и продолжала трудиться, чтобы облегчать боль.
       Мне ещё не было и семи лет, но в моём сердце проявлялись любовь и сострадание, поэтому я ради больной бабушки не спала ночами, и ещё вечером и днём делала то же самое. Через несколько десятков лет мудрые эзотерики мне скажут, что я в прошлых жизнях резала и убивала людей, что я зверь, Гитлер, поэтому моя жизнь не очень. Но они так и не смогут объяснить – где взялась во мне любовь и доброта в моём детском возрасте. Родилась со скоростью выстрела в момент прохождения через родовые пути матери? Эволюции со скоростью выстрела не бывает, поэтому в своё «гитлерство» прошлых жизней я не верила, не верю, и никогда не поверю. Но вернёмся к первому десятилетию жизни моей бабушки.
       Детство Насти было очень и очень трудным. Дома всегда находилось для неё много изнурительных домашних работ, которые отдали под её ответственность, и поэтому все ранние годы жизни прошли в тяжёлых работах. 
       В те времена без помощи детей по хозяйству семья физически не смогла бы выжить. И ткать, и прясть, и шить надо было своими руками. Простые крестьяне не имели механизации на огородах, и не имели её на полях. Ну и мало что тогда можно было купить в магазинах своей деревни. 
       Днём девочка занималась домашним хозяйством, после школы – огромным количеством домашней работы, а на уроки у неё никогда не хватало времени, и плюс ещё и то, что родители были категорически против, чтобы Настя интересовалась наукой. 
       Родители уже создали себе мечту, что самая старшая их дочка - Настя, будет ткать, шить и прясть, обеспечивая всю большую семью, в которой кроме папы и мамы было ещё восемь детей, одеждой. Особенно они хотели, чтобы девочка стала швеей. Наука, как считали они,- это для богатых и обеспеченных. А бедняки должны думать только о том, как выжить, и больше ни о чём другом.
       Но Анастасия задумала себе своё, и заявила, что она станет учительницей. Такие идеи родителям очень не понравились. Что, кроме маленькой зарплаты, может дать для обеспечения семьи учительница? Ничего. В школу ходить ей то разрешали, но серьёзно вникать в учёбу было запрещено. За желание хорошо учиться, и за разговоры об учительстве, Настю постоянно били. У неё и так болела расколотая нога, а её ещё и били, чтобы не занималась науками, и запрещали вечером использовать свечки, чтобы учить уроки. 
       Сколько бы не били Анастасию, и сколько бы не запрещали ей заниматься учёбой, а девочка знала себе своё – она выучится и станет учительницей. 
       Когда вся домашняя работа была сделана и члены семьи ложились спать - она ждала, когда все уснут. Потом брала свечку, книги, тетради, и лезла под стол с длинной скатертью. В те времена ткани были толстыми, и поэтому не просвечивались, и свечка из под стола на комнату не светила. 
       Сидела Настя под столом и старательно учила уроки. Как только мама или папа поворачивались на другой бок – девочка тушила свечку и ждала. Через какое-то время зажигала опять, и так почти до самого утра. Иногда не успевала вовремя разобраться со свечкой, и родители, заметив свет под столом, вытаскивали её ночью оттуда и очень били. 
       Настя не каялась, и продолжала вынашивать в своём сердце непреодолимую мечту – стать учительницей. Именно эта мечта давала ей энергию и физические силы, чтобы после бессонных ночей идти в школу, после школы делать домашнюю работу, и снова под стол, чтобы изо всех сил стремиться к своей поставленной жизненной цели.
       Вот это была мечта! Сильная, страстная, и непреодолимая. Не то, что у некоторых детей сегодня. Телевизоры, мультики... а родители постоянно делают всё наоборот - заставляют учиться.
       То, что я рассказываю о своей бабушке – это не художественный вымысел. Это реальная жизнь реального человека из истории моей родословной.
       Поразмышляв над физической и душевной болью Анастасии, почувствовав её страдания и эту непреодолимую страсть к своей мечте, я решила приостановить исследования, иначе мне станет тяжело работать с энергиями любви. Знания о прошлом, для мысленной и чувственной обработки, надо брать определёнными порциями и на какой-то определённый промежуток времени. Иначе, в стремлении помочь другим, можно духовно упасть самому.
        Приостановив исследования, я вернулась своим вниманием на счастливую Камрегдану, в свою спокойную и уютную комнатку. А чуть позже я направилась к Карине, с которой, ещё при жизни в низких вибрациях физического мира, познакомилась на форуме «Террама-эзотерика». Встреча с ней у меня была запланирована ещё до погружения в историю родословной.
       И я, и Карина, рано познали ощущение вибраций во всём теле, включая и внутренние органы, а также почувствовали удивительные вспышки в чакрах, с разливами энергии по всему телу. К этому можно добавить ещё и видения Света, со странными и непонятные потоками информации, которые быстро забывались. Я хотела найти общую для нас двоих причину, пробудившую все эти приятные чудеса. Мне захотелось поразмышлять - что между нами такого общего, что и у неё, и у меня "вибрацинка", и всю жизнь очень похожие чувства и ощущения внутри. Я, когда молча перечитывала сообщения Карины на форуме,- поняла, что это так, и мы с ней, по какой-то причине, были очень похожи. И я, и она пытались докопаться до истины и понять - что это такое - "вибрационка", поэтому поискать наши похожие места и совсем не похожие, лично для меня,- до сих пор оставалось очень интересным занятием. 
       До девяти лет настоящих друзей у Карины не было,- разве что только сын маминой подруги, с которым она нянчилась. Ещё сестра и самые отпетые хулиганы-пацаны. В девять лет Карина подружилась с Агнессой. Позже появилось очень много приятельниц по работе, не близких. В куклы она не играла совсем. Из подвижных игр любила «казаки-разбойники», войнушки, футбол, рыбалку, жечь костры, ловить крыс и змей, ходить на стройки. Ни с одним из одноклассников Карина не дружила, и они с ней тоже не дружили. В школе она не соответствовала мозгами их возрасту. Ей с ними было скучно, а одноклассники считали её странной. В классе Карина была отличницей, иногда даже и старостой.
      У меня очень похожая история.  До двадцати лет у меня не было настоящих друзей, только хулиганы-пацаны. В 20 (двадцать) лет подружилась с Ирой из Ставищ, по настоящему, дружим и сейчас. В куклы не играла совсем. Только в стрельбу из самодельного лука, рогаток, самострелов. Ножиками на земле играли и домики из веток строили. Из подвижных игр я играла с мальчиками в войнушки и футбол, ходили на рыбалку, жгли костры, ловили воробьёв, лазили по подвалам заброшенных домов. Ни с кем из одноклассников я не дружила, и они со мной тоже не дружили. Я не соответствовала возрасту мозгами. В год чётко говорила, в три читала книги, в четыре писала, рассуждала - как взрослая. Одноклассникам со мной было скучно, они считали меня странной. В школе я сначала была отличницей, потом хорошисткой.
      Если говорить о родителях и родственниках, то мама Карины была разведённой. Второй раз она вышла замуж когда девочке было девять лет. Родной брат, на десять лет младше неё. Есть также и сводная сестра, которая на полтора года старше. Мама плакала о своем первом браке аж до шести лет Карины, и почти не бывала дома. Она юрист. Девочку воспитывал дедушка-физик. Училась Карина в мединституте, её туда родители отдали, но не доучилась, потому что она хотела быть или радиомехаником, или программистом, но её не пустили туда. Работала много где: в рекламе, в журналистике, курьером, обрабатывала фотографии, и работала в полиграфии.
       У меня мама тоже была разведённая. Второй раз вышла замуж, когда мне было 7 (семь) лет. Родных братьев и сестёр у меня не было. Моя мама тоже плакала о первом браке, потому что второй муж пил и сильно её избивал. Она тоже почти не бывала дома, и случались даже такие периоды жизни, когда она в одном районе жила и работала начальником почты (в Богуславском), а я в это время, с бабушкой, находилась совсем в другом. Моя мама почти всю жизнь была заведующей сбербанком. Имела также и диплом зоотехника, но зоотехником она почти не работала, только чуть-чуть. Меня воспитывали бабушка и дедушка, которые были учителями. Училась я на бухгалтера, техникум закончила. После рождения детей сердце прихватило и работать я уже не могла.  Тоже потянуло на творчество, но сама не могла, поэтому через дочку. Она занималась "Петрикивской росписью" (сувениры), а я помогала. Позже она училась в институте на художника-дизайнера и стала дизайнером.
       Детство и ранняя юность Карины были горем от ума. Она анализировала все, что происходит вокруг, и у неё была жуткая депрессия. По этой причине она сочиняла депрессивные песни. Она не верила, что в смысл жизни в том, чтобы тупо родиться, а потом умереть. 
       Мои детство и юность тоже были горем от ума. Я тоже анализировала весь мир, и была в депрессии. Карина сочиняла песни, а я сочиняла много стихов. Я тоже не верила, что так мало смысла в жизни, и мы живём, чтобы родиться, есть, пить и умереть. 
       Единение со всей Вселенной она почувствовала раньше четырёх лет, а я - после долгих размышлений дома под виноградом. Помню, что ходила в школу, а в какой класс - не помню.
       Карина очень любила читать книги о научных достижениях, а также на тему астрономии и физики. Была фанаткой киберпанка, ценила русский рок, потом «сорвало крышу», от электронной музыки, и возбуждалась даже от барабанов.
       Я читала книги по астрономии, физике, любых видах наук, и о Шерлок Холмсе. Когда в общежитии видели - как я читаю о шаровой молнии (мне было 15 лет), то говорили, что я совсем ненормальная. Особенно я очень любила физику, и в школе её знала лучше всех,- на самом высоком уровне. Я тоже в своё время влюбилась в электронную музыку, и Жан Мишель Жарре был моим любимым композитором. И не только он, а и другие в том же стиле. Роком не увлекалась. 
       Карина писала песни о тантре, рисовала спирали,- сзади тетрадок. Это там, где писала стихи.
       Я тоже писала много стихов на разные темы. Рисовала людей. А если говорить о геометрических фигурах, то пирамиды, ромбы, скрещенные треугольники.
       Первая любовь Карины, если не считать эмоционального шока от увиденной парочки, которые тантрились в лагере,- первый и единственный, и божественно-случайно обретенный,- это тот, кто стал её мужем. К сожалению или к счастью, ни мальчики, ни девочки - ни в школе ни позже, - вообще никогда ей не нравились. Она медленно развивалась. У неё только через многое время, в браке, тело хоть как-то стало понимать, что такое секс. Позже она поняла - как это, когда тело без «вибрационки» запускается.
       У меня первая любовь была – это Андрей в Киеве, и я о ней уже говорила. Я тоже медленно развивалась, но сексуальные чувства испытывала круто, и оргазмы с пяти лет были. Здесь не сходится у меня с Кариной. «Вибрационка» у меня почему-то не совпадала с сексуальными чувствами. Здесь или одно или другое. Если была «вибрационка» - я тоже во второй чакре ничего не чувствовала, и о сексе думать даже было и неприятно. Если же включались сексуальные чувства - отключалась «вибрационка». У меня первое со вторым было несовместимо и одновременно первого и второго не бывало. Значит выводы такие, что «вибрационку» не те чакры дают, и войдя во вторую, добиться её практически невозможно. Было у меня и такое время, когда я на расстоянии чувствовала «вибрационку» от соединения с одним человеком. Сексуального влечения у нас не было. Он - духовный фанатик, и мы, в основном, о Боге говорили. Потом появился другой виртуальный друг и у нас зажглось ещё сильнее. Но всё происходило периодически, даже на протяжении одной встречи. «Вибрационка» и сексуальные чувства чередовались, но одно на другое не накладывались.
       Карина мне сказала: «Ты пишешь: "Значит выводы такие, что вибрационку не те чакры дают, и войдя во вторую добиться её практически невозможно." Тогда у меня вообще перекос какой-то. То есть, до встречи с мужем, работало всё выше второй. Теперь - именно через «вибрационку» разогнала и первые две. Так разве бывает? Правильно - импульс со второй дает результат со второй. У меня импульс из четвертой, но с осознанным пониманием что хотеть мужа тоже надо, а не только любить. Вот и получилось две тональности - совместить цикл. Просто по телу меня возбудить раньше было вообще невозможно, но сейчас учусь и из тела черпать покайфушки.
       Я ей тогда ответила так: «Даже если ты и тысячу права - проверить не могу. Более десяти лет подряд с мужем не спим, сексом не занимаюсь.»
      Духовными вопросами Карина заинтересовалась, когда решила выяснить, что у неё с мужем. У всех вокруг не так, а у них «вибрационка». Но исследовать и анализировать мир начала месяцев с восьми, когда говорить научилась. А потом, когда в четыре года научилась читать, то читала все подряд - от «Большой советской энциклопедии» до "Розы мира" Андреева, и сравнивала прочитанное с реальным.
       Если говорить про мою жизнь, то ровно в год я продемонстрировала своим родным - как чётко я говорю (по словам мамы). Это было ровно в год, в мае месяце, даже годика ещё не было, а значит в девять месяцев, а Карина в восемь. Я в три научилась читать и в четыре писать. У нас с Кариной так всё сходится, что я в шоке! Анализировала и исследовала мир я тоже с детства. Всю жизнь искала духовную и эзотерическую литературу. И тоже «Большую советскую энциклопедию» себе купила (вишнёвого цвета). Вот это да!
       Если осознанно «циклить», то у Карины штормит все чакры.
       У меня осознанно такое не получалось, всегда само. И бывало в любых чакрах, никогда нельзя угадать - в какой начнётся.
       В минуты «вибрационки» мыслей у Карины вообще не было, толчков тоже она не замечала, но Карина плохо ориентировалась, когда это было. Запоминался только вкус токов.
       Лично мне очень был нужен этот ответ. Мой духовный друг постоянно доказывал, что мысли - причина чувств. А я вот заметила, что самые яркие чувства - "вибрационку" даёт именно отсутствие мыслей. Я тоже без мыслей плохо ориентировалась, но запомнилось, что мысли отключаются и включаются "третьим глазом", и включение или отключение я называла "толчками".
       У Карины, если включается, то во всём теле могут быть мурашки. Ладошки и стопы становятся горячими, иногда видит энергетические поля. А когда сознание выключается – яркие геометрические узоры и всякое, что очень быстро забывается.
       У меня тоже, при включении, бывали мурашки во всём теле, и даже на внутренних органах, не говоря о ладонях рук. Горячими становились и ладони, и всё тело, иногда кидало в жар. Часто я видела голубое пространство, даже ночью, без доступа света, и белую точку - звезду вдали. Пространство начиналось с левого нижнего угла, а потом увеличивалось, застилая всё, или, наоборот, уменьшалось. Чем сильнее энергия,- тем больше голубого пространства. Геометрических узоров я не видела, но воспринимала потоки очень сложной информации, которую невозможно передать, и тоже быстро всё забывалось.
      У Карины есть любимая книга.  Это фантастика, и называется она "Восход чёрного солнца", К.С. Фридман. Говорит, что в ней об одном человеке, который так хотел познать «вибрационку», что очень много дров наломал. И еще одна книга из области фантастики у неё любимая.  Это "Лабиринт отражений", С. Лукъяненко. Там о человеке, который показывает, что от себя не убежишь даже и в виртуальную реальность. Любимые фильмы - "Близкие контакты третьей степени", "Кокон", "Матрица", "Экзистенция", "Куда приводят мечты".
       У меня немножко не так, и мои любимые книги - это все книги Рамты, но сейчас начинают и с других Учений появляться. Рамта тоже пишет о «вибрационке» и очень много, просто надо уметь читать. А фильмы, как ни странно, люблю индийские мелодрамы. В них меня привлекает разнообразие чувств.
      Музыку она любит - для ума - интеллектуальный рок, а для наслаждения – «dnb» и много всякого электронного, - от транса и до «этники».
     Я люблю электронную, трансовую, медитативную, релакс, инструменталку, гитару, пианино и песни с сильными голосами, которыми певец или певица могли бы петь в опере, но пошли в эстраду. Такие голоса проникают до глубины души.
      Пранаямами Карина не занималась, но в детстве они с мамой делали дыхание по Бутейко. Я тоже когда-то пробовала заниматься по Бутейко. Ничего хорошего, кроме боли в сердце, это не дало. А вот «Бодифлекс», наоборот, вытащил меня из многомесячной болезни того же сердца. В этом есть какой-то секрет. Задержка дыхания на полном выдохе лечит. А при задержке на вдохе, или на неполном выдохе,- весь тот воздух, что остаётся в лёгких, превращает в яд, от которого болит сердце. Даже в книгах Вивекананды написано, что опасной считается задержка именно на вдохе.
      В общем, у нас с Кариной так много общего, что с треском провалилась моя идея найти то единственное, что меня с ней объединяет, и запускает «вибрационку». Мне было жаль осознавать такой провал. Я себе задумала, что мы с Кариной проанализируем нашу жизнь, окажется что там ничего общего нет, кроме одного, и что это «одно» - ключ к разгадке «вибрационки». Но у меня ничего не получилось, и я в то время была разочарована. А она мне подсказывала, что похожие жизни – это следствие. Причина где-то в детстве, и, скорее всего, в ранней осознанности.
       Сейчас, в этот момент, я понимала, что причиной наших с Кариной вибраций по всему телу, и вспышек в чакрах, являются всё же повышающиеся энергетические вибрации, которые влияют и на физические. Но меня до сих пор интересовало другое.
       На эзотерические занятия Карина не ходила. Один раз общалась с девочкой, которая десять лет тантристка, и она пообещала её научить тантры, но потом передумала. И ещё один раз общалась с мужчиной, который ей сказал, что её состояния невозможны. Ходила почти год на йогу «айенгар». Это растяжки, без глубокого эзотерического смысла. Когда стало плохо с деньгами – бросила.
       Ну а я очень много ходила в Церкви с дарами Святого Духа. Самых молитвенных я чувствовала штормом сердечной чакры. Другие люди (огромный зал) этого не чувствовали, только я. Все эти их чудеса с падениями на меня не действовали, я не падала, но я чувствовала жар внутри, волны, самопроизвольно запускалась «вибрационка», появлялась приятная дрожь в теле. Меня заинтересовало - что же в Церквях почувствовала бы Карина. Что у неё было бы, если бы она постояла возле них, когда они молятся.  И сейчас, в этот момент, я подсказала Карине великую идею - сходить в Церковь и попробовать даров Святого Духа. Приходить к Богу никому не запрещено, в любой Церкви. И кто Его ищет – тот обязательно найдёт!
Виктория Авосур

Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти