Глава-48 Мысли и чувства

Мысли и чувства

       Осеннее утро. Аня Раевская проснулась в девять часов утра, и села на своей постели, облокотившись левой рукой об толстое одеяло, которое она шьёт уже целую неделю, и поддерживая этой же рукой подбородок. Посмотрела на стёкла окна, покрыты толстым слоем росы, и как-то одновременно заметила, что в окружающем её пространстве есть некоторые признаки продолжающейся жизни: в комнате тикает будильник, а за окном светит солнце. Хорошо это или плохо – пока не думала.
     Проснулась она почти что без никаких мыслей в голове, но чуть позже отдельные воспоминания наполнили её карие глаза грустью. Вчера в интернете появились статьи про Закон «о трудовой повинности», в который кабинетом министров 23-го сентября были внесены некоторые изменения, и теперь, без введения военного положения, могут забирать на принудительные работы любых студентов или безработных, от шестнадцати лет и до пенсионного возраста. Но Аня работать не может,- у неё проблемы со здоровьем. Уже около десяти лет она не выходит со двора, и каждый день живёт на лекарствах. Никаких документов о её инвалидности, и вообще на тему состояния здоровья, у Ани нет, потому что их приобретение всегда требовало больших денег, а их никогда то и не было. Жизнь, проживаемая в нищете, не позволяла сделать нормальное обследование, и оформить какие-то документы. И вот теперь стало уже неизвестно, что оно будет дальше. Могут приехать, выбить дверь, погрузить в машину и увезти на какие-то принудительные работы. А попасть на них – это настоящий путь к смерти. Решила, что о такой нехорошей новости лучше не думать, и выбросила её из центра своего внимания.
       Временами проявляющуюся грусть возобновляли также и другие мелкие неприятности, насунувшиеся со всех сторон одновременно. У родной сестры возникли проблемы с ноутбуком,- испортился жёсткий диск, а в этом году дипломный проект, и делать его надо в очень мощной программе, которая называется 3d max. Отдать свой жёсткий диск – это совсем не выход, потому что на нём катастрофически мало места, и невозможно установить ни одну большую программу. Та и сам он не кажется нормально работающим, всё зависает. Купить другой – невозможно, потому что нет денег, и ещё в семье нет денег, чтобы купить на зиму дрова.
       Надев заношенный и старенький полушубок, Аня продолжила свои невесёлые размышления. У неё есть виртуальный друг – Серёжа из Болгарии. Раньше отношения с ним были – как в сказке, а теперь усложнились. Ему не нравится её нежелание в следующей жизни воплощаться в физическом мире на Земле, не нравится её понимание деревьев и птиц, а также и многое другое не нравится. Часто он ревнует её к другим виртуальным друзьям или же заставляет выполнять невыполнимые задания.
       В последнее время Аня начала беречь своего друга Серёжу от нервных расстройств, поэтому она создала в интернете несколько тайных аккаунтов. С ними можно свободно и легко писать - что угодно, размышляя над всем, накопившемся у неё на душе, и не имея страха, что Серёжа когда-нибудь прочитает или устроит очередное разбирательство, которое опять закончится чем-то нежелательным и похожим на ссору. Кому она решила писать? Скорее всего Богу.
       Но совесть у неё есть, и никаких тайн, за которые она несёт ответственность, не выкладывает даже и под вымышленными именами. Ведь кроме Бога могут и случайные читатели прочитать что-то из написанного?! Просто там можно открыться, высказаться, излить свои мысли и чувства, не переживая при этом за то, что кто-то из её знакомых может узнать и осудить. Ведь она на эти тайные аккаунты не дала ни одной ссылки вообще никому, включая даже и членов своей семьи, а также самых близких друзей и родственников. Такая осторожность нужна для того, чтобы никто из них не поделился ссылкой с Серёжей. 
       Её Серёжа – очень хороший и добрый друг, и даже любимый друг. Скрывать от него свои чувства и размышления надо не по той причине, что он может сделать что-то недоброе, а просто он не поймёт, и может расстроиться. А ещё и лично он сам просил не доносить до его внимания даже и тени намёка на то, что мы живём не в Раю. В общем, после такой просьбы можно сказать и так, что на тайных аккаунтах выполняется его желание по охране от негатива.
       Серёжа живёт в здоровом теле, и хочет, чтобы его виртуальная подруга, которая имеет больное тело, находила в себе такие же внутренние чувства и ощущения, как и он в своём здоровом теле. 
       Серёжа имеет деньги и живёт в среднем достатке. При этом он хочет, чтобы его полуголодная Аня, в чужих и старых обносках, находясь в своём полуразрушенном доме, чувствовала всё то же самое, что и он сам, в своей личной жизни, в которой имеет хотя и не всё, чего ему хотелось бы, но очень многое.
       Серёжа ходит на работу, имеет много друзей, а также интересные занятия и восхищения от дел своих рук. Он хочет, чтобы и Аня, закрытая в четырёх стенах, изолированная от общества, и от захватывающих полезных дел, чувствовала всё то же самое, что чувствует он.
       Серёжа, конечно же, не совсем пан и король, это верно, и всё же он живёт сравнительно не плохо. В его жизни есть как грустные странички, так и приятные. Есть и горькие моменты, а есть сладкие, радостные, поэтому он чувствует себя – как в Раю, и стремится иметь этот земной Рай ещё несколько воплощений подряд. Аня в своём больном и растерзанном теле, в полной изоляции от общества, перед лицом агрессии непонимающих соседей и в разрушенной войной и беспорядками стране, никакого земного Рая не чувствует, и не ощущает. Но Серёжа попросил её оставить своё мнение при себе, а его окружать только позитивом, а также красивыми и восхитительными письмами о том, как прекрасна земная жизнь. Вот она и старается. С другом о позитиве, а реальные события, как они есть, и без прикрас – на тайные аккаунты. 
       Серёже очень хочется, чтобы Аня постоянно воображала земной Рай, чтобы постоянно его описывала, и стремилась в нём жить, программируя такими мыслями их совместное будущее. Но существует одна проблема. Как описать непознанное? Как его прочувствовать и возрадоваться? Где же добыть ей знания о том, чего никогда, и ни разу в жизни, не приходилось попробовать и испытать?
       Учитывая тот факт, что у неё даже и в детстве не было достатка, здоровья и нормального отношение окружающих, она всё никак не может понять – на основании чего сегодня возможно такое вообразить или почувствовать. Работа, правда, чуть-чуть была, но настолько мало, что Аня даже и не успела осознать, как это – быть нормальным членом общества. И вот теперь Серёжа требует от неё невозможного: вообразить, прочувствовать желанным, полюбить, поставить цель иметь в следующих воплощениях и стремиться к этому. Но как? Как это сделать душе, никогда и ни разу в жизни не познавшей ничего подобного? Может он ещё потребует почувствовать, описать и полюбить управление космическим летательным аппаратом производства Юпитера? И захочет, чтобы Аня стремилась вместе с ним на этой штуковине летать? Или чтобы согласилась, что подобные полёты - дело приятное и сладкое? А как узнать, что это приятно и сладко, а не мучительно и горько? Какими чувствами души оценить непознанное? 
       Вот так оно и с опытом жизни на Земле. Он хочет, чтобы Аня оценила беззаботную жизнь в достатке, в здоровом теле, с сытым желудком, в нормальной квартире вместо полуразрушенной старой хаты с перекошенными окнами, среди понимающего её общества, и при нормальном отношении к ней окружающих. Хочет, чтобы оценила и устремилась так жить в своих следующих воплощениях. А как оценить? Воображением? Но воображение не может достать из глубины души то чувство, которое никогда в неё не было записано. 
       Нет, Аня не портит Серёже настроение ежедневным нытьём на тему «как плохо жить в физическом воплощении». Просто она не хочет больше воплощаться, а ему такое не нравится, он расстроен. Не получив от любимой подруги желаемой мечты о следующих жизнях, Серёжа испытывает недовольство, а оно, в свою очередь, выливается в неприятные разговоры. И вот результат: теперь Аня уже боится высказывать ему своё мнение о мечтах, с полётами мысли в другие миры, которые она познала через Осознанные Сновидения, потому что за них он называет её «чёртовой эгоисткой». Она уже боится ему признаться – что именно чувствует в этом мире, боится быть перед своим другом честной. Это и стало главной причиной создания нескольких тайных аккаунтов, о которых никто из знакомых не должен знать. 
         И всё же, полностью обойти стороной все разговоры на неприятную тему у Ани и Серёжи не получается. Вечер, встретились в скайпе, и вдруг появился посторонний, но близкий к проблеме вопрос:
--Серёжа, я сегодня читала эзотерическую книгу и логика зашла в тупик. Там написано, что что для познания какого-то опыта жизни надо иметь к нему стремление, и без стремления никак.  А где же возьмётся стремление к непознанному, если непознанное не вызывает приятных и желаемых чувств, а также оно кажется очень непривлекательным? Ну и как быть с этой тупиковой точкой в эзотерике? Может даже уже прямо сегодня все жители планеты стремились бы, например, в нирвану, если бы попробовали, что там хорошо. Ведь человек так устроен, что если попробовал что-то хорошее, то оно превращается в вечную мечту. Но нирвану никто не пробовал, поэтому туда никто и не стремится. А если не стремится, то и не будет у людей такого познания опыта, потому что стремление – это ключ к познанию,- написала Аня Серёже. 
--Почему стремление у тебя строится на чувствах? – задал вопрос Серёжа.
--Даже и не представляю, что ты там пишешь, потому что мне этот вопрос кажется таким, что и за тысячу лет не разгадать. 
--В стремлении обязательно присутствует чистая вера, которая уже потом становится знанием, а после этого прочувствованным опытом. И тебе на это надо тысячу лет? На такие простые размышления? – с уверенностью в истинности своих знаний и с удивлением дописал он.
--У меня всё строится на чувствах и ощущениях. Мысли остаются в мозге, как память, и умирают вместе с телом. Если чувство в душу не записано, то новорождённый мозг, который даже и не помнит сколько будет если два умножить на два, стремиться к чему-то точно не будет,- поделилась своими размышлениями Аня. 
--Поэтому ты и попадаешь в уловку этих чувств. Но человек сам не зависит от чувств, он им повелитель, а не чувства ему повелители. Строй на мысли,- сделал поучительное замечание её давний и верный друг.  
--Так я же Хома! Не поверю, пока не потрогаю. То есть, пока не почувствую. Даже и не знаю, как создать веру, о которой ты говоришь, если не опытом. Есть опыт – есть вера. Нет опыта – нет веры. А чтобы пережить опыт – надо стремление. Но без чувств нет же и стремления?! А чувства от опыта. Капец,- выразила своё непонимание удивлённая собеседница.
--Строй на мысли,- повторил Серёжа.
--Строить на мысли – это глупо. Мозг умрёт вместе с телом, и от мыслей, например, великого профессора математики не останется даже знания – сколько будет, если два умножить на два. Грош цена всем накопленным в память мыслям, которые умирают вместе с мозгом. И только чувства – это сокровище, записанное в банк данных души. Намекну, что этому меня Рамта научил,- добавила Аня, с шуточной допиской последних слов. 
--Мысль рождает все чувства, и мыслительный процесс у человека никогда не останавливается, даже на той стороне сознания. Самое интересное, что при рождении все имеют разные мыслительные способности, и при этом их чувства тоже очень сильно отличаются. И чувства зависят от мыслительного процесса. Быть активным на всех планах бытия можно только мысленно, потому что мысль намного быстрее чем чувство. Поэтому ты можешь до последнего придерживаться Учения Рамты и верить ему, это твоё право,- высказался Серёжа, и в его словах чувствовалось не очень понятное, но заметное раздражение.
--Рамта мысль Богом называет. Но душа записывает не все мысли Бога со всей Вселенной, а чувства, добытые через опыт. Это если о Рамте говорить. А если говорить о Боге – мысли, то мне кажется, что даже сам Абсолют – Бог Всемогущий – тоже Хома. Ну взял бы на веру, что такое жизнь, познал бы жизнь мысленно и успокоился бы. Но нет же, ему жизненный опыт подавай. Вера не годится. А мысль,- она то есть причиной, ведущей к познанию опыта. Но как саму мысль наделить страстью к познанию, чтобы родить стремление? Вот в чём вопрос. Ведь без стремления не будет и опыта. О-о-о, интересное ты написал. Но только чем доказать, что мысль рождает чувство, а не наоборот? Вот мыслю, мыслю, например про секс с Сашей – никакого толка от таких мыслей. Но стоит только в отношениях с мужчиной остановить хоть на мгновение свою мысль, как тут же возникают вибрации в теле, вспышки в чакрах, движение энергии по позвоночнику, в теле огонь. Остаётся только опять включить мысль, чтобы направить всё это на него. Потом опять отключить, получить новую порцию энергии, опять включить, и отдать мужчине… и т.д. Вот это экстаз! О Саше я не в прямом смысле слова, а то сейчас ты начнёшь ревновать. Это только пример. Я только пример выдумала, чтобы сказать, что мысли о любом человеке чувств не родят. Причина чувств – отключение мыслей, а не включение. А ты сейчас - как поверишь! Начнётся…,- забеспокоилась Аня.
--Ты много своих мыслей не видишь, поэтому так и говоришь. А увидишь – поймёшь, что мысль рождает чувство, а не наоборот. Всё приложится со временем. А оговорка твоя по Фрейду выдала тебя,- написал Серёжа и добавил хохочущего смайлика.
--Не надо, не мыслила я этого с ним,- ответила Аня, и ей было совсем не до смеха.
--Прокололась. Запомни ещё одно: не собираюсь я тебя ревновать вообще.  А почему о сексе надо писать? Что других примеров нет? И зачем вообще думать о человеке и о сексе с ним, если знаешь, что такого не предвидится? – прозвучал, то есть – нарисовался интересный вопрос.
--Другие примеры слабовато с чувствами работают. А тема секса всегда ярко выражена, и всегда так круто, что не заметить невозможно. Для объяснений всегда хочется взять что-то такое, чтобы ответ на вопрос ярко выделялся. А то, что ты спрашиваешь – зачем думать о сексе с человеком, с которым такого не предвидится,- это хорошо. Значит наконец-то у тебя логика начала бурно действовать, а до этого спала. И значит мы пришли к выводам, что такого я о Саше точно не думала,- ответила Аня, и почувствовала, что замечание друга о пристрастиях её мыслей к сексу ей очень не нравится, потому что секс у неё не то, чтобы на первом месте, а вообще на никаком, и от него она легко может отказаться. Пример с сексом был ею взят всего лишь по причине его простоты.
--Что касается чувств, то для меня, например, это не только секс. А что касается Саши, то если у тебя есть пример – значит это уже было познано. 
--Про чувства знаю. Например, любовь – это горячее чувство в области сердца. Но веришь ты в моё умение любить или не веришь – под вопросом. И если не веришь, то пример не оценишь. А мне надо, чтобы оценил,- добавила Аня, стараясь ещё раз подчеркнуть, что пример с сексом был выбран всего лишь ради его простоты. И ещё она сама себе знала, что Серёжа очень сексуальный, поэтому должен понимать, но он упрямо сопротивляется.
--У меня искусство вызывает яркие чувства, музыка, чтение, природа и ещё много чего. И чувства порой ярче любого оргазма, - написал Ане Серёжа.
--Опиши – как музыка рождает в тебе чувства,- попросила она немного обидевшись, что Серёжа так уверенно думает, вроде у неё оргазмы на первом месте среди всех чувств, хотя в своей реальности она к оргазмам вообще безразлична. А на первом месте у неё совсем другие чувства. Это те чувства, которые дарит ей энергия, и с ней Аня часто играет сам на сам, без никаких третьих лиц. Но разве он её поймёт? 
--Думаю о ней, представляю разные картины, и замечаю маленькие такие промежуточки, после которых появляется чувство радости и всё самое лучшее. И ещё скажу о мимолётных мыслях, которых я раньше сам не видел, а думал, как ты, что сначала чувства, а потом мысль. Но позже я начал замечать, что мысли рождают чувства. И ещё можно пойти дальше, как делают многие ученики – делать так, чтобы от мысли рождалось определённое чувство, а не спонтанное чувство,- описал свои чудесные понимания Серёжа, и в какой-то момент Ане почему-то начало казаться, что ради их выражения, порывами своей души, и было проявлено протест конкретно против примера с чувствами сексуальными.
       Пока Серёжа писал – Аня задумалась. Она почувствовала, что здесь что-то не то, но не знала – что именно. Ей вспомнились сотни и сотни таких моментов, когда она лежала в расслаблении, или сразу же, проснувшись после сна. Вдруг толчок в области «третьего глаза», и мысли останавливаются. В это же мгновение начинает идти волна по позвоночнику. И нет ничего, но есть она – таинственная энергия, порождающая самое блаженное и необъяснимое чувство, превыше всех самых высоких чувств, испытанных ранее. Почему же Учению, которое принял Серёжа (а оно мирового значения) ничего неизвестно об этих состояниях, которые возможны только с полной остановкой мысли? Они вроде и правы, что мысль направляет внимание в определённом направлении. Но если выбрасывает со всех направлений, и после волны по позвоночнику уже не можешь вспомнить о чём были мысли до волны, то такие чувства на много круче и более желанные, но Серёжа о них почему-то не знает. А вдруг именно в этих волнах и кроется ответ на вопрос – кто кого рождает: мысли чувства или чувства мысли? А дальше Ане подумалось, что те мысли, которые Серёжа называет невидимыми, достаются из подсознания. А подсознание – это опять же память мозга.
--Говорят, что если в дождь у тебя случилось большое счастье, то потом, много и много раз, при виде дождя, будут появляться приятные чувства. Говорят, что если, например, под инструментальную музыку было много хорошего, хотя бы в детстве, то эта музыка всегда будет дарить радость. То же самое с искусством, природой, цветами и т.д. Всё это у нас в подсознании. Об этом я много раз читала в книгах по психологии. Там было о мальчике, больном астмой. Он задыхался даже от искусственных роз, имея аллергию на розы. Под гипнозом выяснилось, что у него в подсознании записан негативный опыт, связанный с розами. Как ты относишься к тому, что все виды приятных чувств от музыки, искусства, природы… и т.д. – это память подсознания о пережитых счастливых моментах жизни? И в подсознании мысли или чувства? – спросила Аня.
--Для меня открыто другое. И это другое намного сильней, и оно корнями уходит в тайны жизни. Психология к этим тайнам лет через 250 подойдёт только. Но вижу, что психологи начинают оттягивать потихоньку занавес и стремиться вглубь феноменов. А пока они будут стоять на своём, что мысль вырабатывает мозг, то их путь будет очень тяжким в разгадке человека.
--Мозг не мысль вырабатывает, а держит интеллектуальную память. Душа чувственную память держит, а мозг интеллектуальную. Если мозг поменять (реинкарнация), то новорождённый много мыслит, но ничего не помнит. Поэтому он даже не знает – сколько будет 2+2. Всё остальное в душе и в Духе. Дух помнит всё, но мы не имеем с ним связи. А душа чувства помнит. Скажи, а ты не пробовал лежать, и просто слушать музыку, без никаких мыслей? Что-то чувствуешь или нет? Какой смысл в медитации с остановкой мыслей? Согласно твоей теории – только мысль о розе может родить чувства к ней. Но медитирующие на розу, наоборот, останавливают поток мыслей, чтобы эту розу почувствовать. 
--Ознакомься внимательней с классической психологией, а потом смейся. Что говорил Рамта – мне уже честно наплевать. Мыслительный процесс невозможно отключить полностью. Его только можно правильно настроить, убрав из поля зрения мешающие сюжеты. И из этого следует, что проникнуть мысленно в розу не составит труда. А после этого можно её и почувствовать. Что касается музыки, то конечно пробовал не думать о музыке. Сначала увидел колыхание и отзыв ментальной оболочки, а потом появились чувства. Что касается розы, то надо не почувствовать, а проникнуть мысленно, а потом и чувства появляются. И ещё про медитацию. Это успокоение ментального тела, чтобы можно было привести в спокойное состояние чувства. Мне интересно: ты с моих ответов какие-нибудь выводы делаешь? Ты мне говорила, что мало Рамты у тебя и в твоих вопросах. Видно только – Рамта то, и Рамта это. Какой-то сюрреализм. Если я приду в компанию Майкрософт работать, и всё время буду говорить – вот Аппл то, и Аппл это, то долго ли я в этой компании проработаю? Пойми, что мы, по сути, не вопросы обсуждаем, а говорим о Рамте, и как он об этом думает. Надоело это уже,- написал Серёжа, и Аня наконец поняла, по какой причине, немного раньше, от него повеяло раздражением. Ей стало грустно, потому что Рамту она очень любит.
--Я просто сказала тебе, что мозг умирает, и уносит вместе с собой интеллектуальную память, а чувства, записанные в душе, остаются. Но потом, когда ты дописал, что мозг не вырабатывает мысль, и вспомнила свои слова и дописала уточнение, что Бог – это мысль, и Дух помнит всё,- по Учению Рамты. Ну, не хорошо же оболгать святое Существо, и Великого Вознесённого Мастера! Я уточнила ради чистой совести. Не хочешь – не верь, как хочешь. Я не настаиваю, чтобы ты верил,- постаралась она ответить, как можно более мягко. 
--Учителя и ученики имеют связь с Духом. Просто эту связь надо развивать, и делать крепче, поэтому Рамте не стоит говорить за всё человечество. И без духовной связи с этим огнём не будет то и души. А если я начну тебя совсем о другом говорить, и мои слова будут указывать на то, что слова Рамты совсем неверные, то что ты будешь делать? До каких пор я ещё буду слушать цитаты от Рамты и его глашатая Ани? И сколько можно поднимать вопросы, не опираясь на его опыт, а просто разбирая непонятное, прочитанное в книге? – грубо написал Серёжа.
--Я не ставила цели говорить о Рамте сегодня вечером. Просто закинула фразочку, зная, что тебе очень нравятся Рамта и Саша. Ты сам много раз говорил!!! Ну то как же не постараться ради любимого друга, чтобы сделать приятное? Если ты так сильно любишь Рамту и Сашу, то я тебя ими и порадовала, чтобы сделать приятное. А позже поняла, что не дописала важное продолжение сказанной Рамтой фразы. Что буду делать, если твои мысли не сойдутся с мыслями Рамты? Буду продолжать его любить. Ты же любишь? Да? А я беру с тебя пример. Будем вместе его любить: ты и я,- постаралась Аня смягчить ситуацию до уровня принятия всех и чистой любви.
--Нет, ты это сделала не ради любви, а как провокацию. И когда обсуждаем серьёзные вопросы – оставь Рамту в уголке и не прилепляй его. Это ты любишь Рамту, а я к нему отношусь спокойно и не более. Поэтому твой вывод о моей пламенной любви к Рамте преждевременный. Не так радуют любимых. Я тебя не заваливаю текстами своего Учения и цитатами главной нашей Учительницы, хотя я её и люблю, но я не делаю этого. Поэтому тоже имей хоть какую-то меру,- продолжал настаивать на своём Серёжа.
--Ну так всё ты правильно делаешь. Надо же, чтобы я любила твою Учительницу, а не ты. А люблю я её или не люблю – тебе пока ещё неизвестно, поэтому ты и не пишешь от неё цитат. Это на всякий случай, чтобы не прогадать, и не расстроить меня. Так же само и я не пишу тебе цитат, например, Дипака Чопры, которого очень люблю, потому что я не знаю – любишь ли его ты. А вот о Рамте ты прямо написал, что очень любишь его. И если порыться в скайпе, то много можно откопать от тебя сообщений о великой любви к Рамте. Вот я и стараюсь изо всех сил, чтобы тебя обрадовать. А услышать фразу от любимого Существа, причём от Великого Вознесённого Мастера – это же так приятно! Ах, как приятно! – в радостном и шуточном тоне написала Аня Серёже.
--Люблю, но спокойной любовью. Люби его, это прекрасно, но такой, как именно у тебя любви, у меня к нему нет – появился уже на много более мягкий и примирительный ответ.
    В конце разговора Серёжа ещё немного поругал Аню за то, что она расстроилась из-за Закона правительства о принудительных работах, хотя она этого не делала, а только обдумала Закон, и пошла писать новую главу своего романа о любви к Богу, и на этом друзья попрощались до следующего дня. 
       Серёжа ушёл спать, а Аня ещё долго перечитывала произошедший диалог, и размышляла над силой мыслей и чувств. Опять и опять она возвращалась к согласию, что действительно мысли имеют силу, и всё начинается именно с мыслей. Но почему-то самые ярко выраженные волны чувств, порождаемые энергией идущей по позвоночнику, всегда появляются тогда, когда мысли остановились. По мнению Серёжи – работают невидимые мысли, а по опыту Ани – хотя и всего лишь на одно мгновение это происходит, но точно не работают никакие. Да, мысль причина идти на познание непознанного. Но без огня чувств любая мысль не имеет жизненной страсти. Где без страсти возьмётся стремление к опыту? Ну а без опыта опять же возвращаемся на начальный этап вопросов без ответов. Когда нет чувств, то без них нет и влечения к познанию непознанного. Замкнутый круг. 
       Аня Раевская – очень необычный человек, и мне известно – кто она, но сказать пока не могу. Чем ей помочь – тоже ещё не знаю.
Виктория Авосур

Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти