Глава-47 Убегающие родственники друзей

Убегающие родственники друзей

       Мой любимый Отец Вечности! Мой прекрасный и вездесущий Дух Святой! Мне приятно и радостно погружаться в безграничное единство с Тобой и с наслаждением чувствовать себя частью Твоего свечения. Когда я думаю об этом единстве – я начинаю осознавать Твою бесконечность и красоту Твоей жизненной Силы. Я люблю Тебя, и точно знаю, что нет у меня в этом мире абсолютно ничего, что было бы важнее, чем проявленная к Тебе любовь. 
       После приятных минуток своего общения с Богом я приступила к первому эксперименту послания любви тем людям, с которыми у меня, в моей жизни, когда-то были трудные отношения. Первым человеком, которому я решила послать свою светлую, нежную и всепрощающую любовь, я выбрала своего отчима Гунзыря. 
       Я вспомнила его, и мне подумалось, что и в этом человеке тоже было хоть что-то хорошее. В моей памяти начали проявляться моменты понимания, как часто он любил играть с детьми или просто в игры. Цепочкой воспоминаний шла у меня, перед моим внутренним взором, часть того чудесного прошлого, когда мы с Гунзырем, сидя на кровати, играли руками в котика и мышку, позже в домино, в карты, и даже в футбол. Мы с ним ходили в походы в лес, ездили в Крым, ходили спать на чердак, на свежескошенное сено, или просто боролись, как это иногда любят делать мальчики.
       Вспомнив его счастливым и улыбающимся, я начала посылать Божественный Свет любви в своё прошлое, и наполнять им отчима Гунзыря. Это занятие мне очень понравилось. Приятно быть Ангелом любви! Я почувствовала, как сильно мне захотелось все те вибрации его души, которые были понижены его злостью или раздражением, при встрече со мной, повысить своей любовью. Я держала на воображаемом мысленном экране образ улыбающегося лица отчима, и повторяла: «Гунзырчик, я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя…»
       Мне было неизвестно где он сейчас, и в каких мирах, потому что я не ставила цели его найти. Может он был ещё в астрале, а может и давно уже совершил прыжок в новое воплощение. Просто я знала, что смерти нет, поэтому – где бы он ни был,- в любом месте, моя любовь найдёт его, и наполнит, входя своими нежными и ласковыми лучиками в его сердце.
       В семье Гунзыря было несколько детей. Один брат жил в соседней деревне, и там же жила и его родная сестра, которая умерла от рака. Второй его брат жил в Крыму, и ещё одна сестра обварилась, и умерла, спасая людей на заводе. Она совершила подвиг на благо человечества. О папе его я ничего не знаю, но мама Гунзыря жила в соседней деревне, в одном дворе с его братом и сестрой. Мы часто к ним ездили в гости и общались. Хорошими они были людьми. 
       Вдруг, мне вспомнился странный стишок из детства, который я однажды написала в своём «Дневнике»:
Гунзырь пронёсся вокруг хаты,
И не нашёл кого побить.
Сбежали со двора цыплята,
И Барсик у дровах сидит.
Наседки с гнёзд повылетали,
Несутся кошки – кто куда,
Аж крысы в норах задрожали.
Вороны каркают: «Беда-а-а-а!»
       Мне стало смешно. Я немножко посмеялась, а потом переделала свой детский стишок, и получилось так:
Гунзыр прошёлся вокруг хаты,
И захотелось всех любить.
К нему примчались все цыплята,
И Барсик радостно скулит.
Наседки мудро заквохтали,
И кошка трётся,- как всегда.
Нет правда крыс, они сбежали,
Но это вовсе не беда.
       В эти минутки мне захотелось, чтобы мои отношения с Гунзырем, в лучиках моей любви, гармонизировались, и мы отпустили друг друга с миром и радостью, не имея больше ни капли вины и угрызения совести.
       «Будь благословенным, мой отчим! Ты больше не несёшь никакой ответственности за неприятности, причинённые мне, как и я не несу ответственности за недобрые поступки по отношению к тебе, потому что мы теперь прощены силой моей любви,- проговорила я, и ещё больше наполнила его сладким и ласковым потоком.
       Не помню, как долго я наполняла своего отчима Гунзыря Светом любви, но точно знаю, что я это делала до тех пор, пока не почувствовала, что наши с ним отношения гармонизировались, и между нами не осталось никаких долгов. Я ещё раз почувствовала, что быть Ангелом любви приятно, и душа моя от этого возрадовалась. 
        Исследуя практики других Существ, я легла, остановила посторонние мысли, и на вдохе представляла, как энергия входит в «третий глаз», и движется вниз, к первой чакре. Проговаривала мысленно слог «но». А на выдохе представляла, как энергия от первой чакры движется вверх, и поглощается «третьим глазом». Через какое-то время я её почувствовала – мою любимую и сладкую энергию, к которой я испытываю самые счастливые и радостные чувства души, и которая стала для меня объектом постоянного влечения, и притяжения. На нашей планете мы её называем «семиланиом».
       Сначала она появилась в межбровьи, потом в области сердца, а через какое-то время просто всю меня наполнила теплом, и приятными вибрациями.
       Оказывается, на моей Камрегдане проводить подобные эксперименты сеансов любви с энергией не менее интересно, чем на Земле. 
       После этих своих маленьких исследований, я силой внимательного наблюдения, помчалась к дружочку Саше-Лесовичку в Саратов.
       Заметила, что он пришёл с работы домой, разделся, надел домашние тапочки. Уставшей походкой зашёл в ванную и помыл руки, даже умылся, поглядывая на своё лицо в зеркало. Потом вошёл на кухню, пообедал, подошёл к своему компьютеру, и на какое-то время погрузился в виртуальное пространство.
       Вдруг, дочка Ирочка подошла сзади и, обняв руками, сказала: «Пап, ты не знаешь где мама?»
       Саша дописал письмо многолетней виртуальной подруге Нине и задумался:
--Нет, Иришка, не знаю,- ответил он.
--Почему её так долго нет? – задала ещё один вопрос дочка.
--А мама тебе не говорила – куда она пойдёт сегодня вечером? - стараясь быть спокойным, проговорил вопросом на вопрос папа.
--Нет, не говорила.
       Саша поднялся со стула, набрал номер телефона жены, и хотел всё расспросить, но телефон не отвечал.
       Он собрал всю свою силу воли и, продолжал сохранять спокойствие, чтобы не иметь даже и тени волнения, и чтобы правильным поведением поддерживать свой уровень духовности, согласно Учению «хранителей древних знаний», не падая вниз. Но мысли, как надоедливые осы, не давали Саше морального отдыха. А вдруг что-то случилось? А что если жена изменяет? Кто его знает, что произошло?! Может уже пора звонить в полицию, в больницы, или даже и в морги?! Все эти версии Саша старался отогнать своей могучей силой воли, как ему казалось, которую он воспитывал в себе годами, но мудро или глупо было их отгонять – это, к сожалению, дополнительный вопрос, который не находил для себя ответа.
       Ещё несколько часов внутренней борьбы и проблема этого вечера, наконец то, исчезла. Таня открыла своим ключом дверь и вошла в квартиру.
--Где ты была? – строго спросил Саша.
--Посидели у подруги в гостях, поговорили,- ответила жена.
--А не могла меня об этом предупредить?
--Мне что, уже и с подругами нельзя нигде задержаться? Если бы я на ночь не пришла – тогда другое дело. Но меня не было всего лишь несколько часов вечером, а ты уже поднимаешь панику,- продолжала спокойным тоном возмущаться Таня.
--Ты почему на телефонный звонок не отвечала?
--У меня разрядился телефон, а зарядное забыла дома.
--В следующий раз не забывай,- уже немного мягче сказал Саша,- но полного доверия к произошедшему у него так и не было.
       Таня ушла заниматься своими делами, а наполненный появившимися подозрениями, любимый муж, сварил себе чай, и пока его пил – долго размышлял, что ему делать, и как проверить правдивость каждого слова, сказанного его женой.
       Телепортировавшись к Саше в невидимом теле, я подошла к нему сзади, и положила свои руки ему на плечи. Хотя он и не понял, что к нему кто-то подошёл, но всё равно на душе моего давнего друга стало на много легче, и как-то спокойнее. Я согревала его теплом своей дружеской ласки и нежности, а он благодарил Бога за то, что в его жизнь пришли надежда и утешение.
       Побывав у Саши в Саратове, мне было интересно переместить своё внимание к Виталику в Краснодар, и я узнала, что у него тоже есть некоторые проблемы, которые очень похожи на проблемы Саши.
       У краснодарского друга уже подрос сын, и пошёл учиться в школу. Ходил он в пятый класс. Ребёнок по какой-то причине был замкнутым, никому не говорил, что у него на душе и часто задерживался со школы, не предупредив родителей.
       И вот опять трагедия. Уже темно, а Серёжи (так зовут сына) опять нет дома, и папа с мамой не знают где он. 
       Телефон сына не отвечал. Обзвонили всех друзей и знакомых, но никому ничего не было известно. Алёна и Виталик переживали, выдумывали разные версии, стараясь угадать – куда пропал их ребёнок. Потоком душевного тепла и любви я дистанционно успокаивала их, но проблема ещё не решилась, поэтому спокойствие родителей было неустойчивым, и каким-то волнообразным, с повторяющимися вспышками переживаний.
       Наконец, открылась дверь, и сын вошёл в квартиру. «Где ты был?» - с наступательными вопросами подошли к нему родители. «Сидел в библиотеке»,- ответил мальчик и, быстро раздевшись, ушёл в ванную, чтобы уклониться от разговоров. Алёна уговорила Виталика не обращаться с сыном очень строго, и в этот вечер Серёжа получил возможность спокойно поесть и отправиться в свою спальню. Но между папой и мамой разговор продолжился:
--Ты ему веришь, что он был в библиотеке? – поставил трудноразрешимый вопрос Виталик, и в глубине его чёрных глаз появилась довольно-таки заметная тень грусти.
--Не знаю,- ответила Алёна. –Завтра спрошу у библиотекарши, может что-нибудь прояснится.
--Спроси обязательно. Мы должны разобраться, что с ним происходит.
--Это я сделаю, завтра схожу в библиотеку. Но мне сейчас подумалось, что может он поссорился с одноклассниками, или даже с девушкой?! Может заболел, или обижает кто-нибудь?!
--В таком случае своди его к психологу,- посоветовал Виталик.
--А что я скажу? Сын задержался в библиотеке?
--Если у родителей появилась причина для тревоги, то не обязательно всё объяснять. Просто скажешь, что волнуемся за сына.
--А что мне делать, если сам Серёжа не захочет идти?
--Не захочет – заставим. –Дети должны слушаться своих родителей.
--Виталик, ты опять за своё. Сколько раз я тебе говорила, что с Серёжей надо обращаться теплее и мягче.
--Мягкость – это, конечно же, хорошо, но за свои поступки он должен отвечать, и это его обязанность перед родителями,- уверенно проговорил своё мнение Виталик.
       Пока родители продолжали обговаривать на кухне произошедшее – я подошла в комнату к ребёнку и с любовью погладила его по голове и плечам. Я знала, что Серёженька не сделал ничего плохого. Хотелось согреть его своей энергетической лаской и подарить ему воображаемые картинки радости.
        Я долго визуализировала красивые и приятные места, которые телепатически передавала своими мыслями ребёнку. Он их принимал, и ему казалось, что это он сам так фантазирует, и от наших с ним приятных фантазий на душе мальчика стало светло и радостно. Он не знал, что я рядом с ним, но мне и не надо было, чтобы он знал. Главное – это результат сделанного дела, а не показать свои умения или прославиться.
Виктория Авосур

Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти