Глава-20 Первые попытки крещения Духом Святым

Первые попытки крещения Духом Святым

       После неожиданных приключений с Алиной на тему ревности, и завязавшегося непонимания между семьями, мои чувства к Диме охладились. Но в сердце моём всё ещё оставалась обыкновенная братская любовь к этому мужчине, и просто желание помочь,- как близкому человеку. Я хорошо понимала, что все его скандалы с женой, запои и драки в семье – это не от хорошей жизни. Да, он намолол жене ерунды, что вроде бы я о ней знаю какую-то информацию. Может пьяный при этом был и не соображал, что он делает, а может и просто от горя или отчаяния. Не важно, как всё было на самом деле, а важно то, что наш брат действительно очень запутался, а его все только критикуют и ругают, никто не может понять. 
      Я много молилась за него в Церквях, и даже сочиняла большие поэмы о покаянии и спасении Димы и Ярослава. Были у меня даже специальные ночные молитвы, при которых я зажигала свечу и всю ночь, до самого утра, молилась за них обоих. Но никаких ответов на мои молитвы не было, и поэтому я начала искать более практические подходы на тему помощи. У меня было много книг с настроями Сытина, и я в то время очень верила в силу слова и собственного самовнушения. Выбрала я конкретно те настрои, которые против пьянства, соединила их в один большой и сильный настрой, а потом собственным голосом надиктовала в микрофон магнитофона и записала на кассету. Дисков тогда ещё не было, и ноутбуков тоже. А вот магнитофон и у меня, и у Димы был. Я подарила ему эту кассету и посоветовала слушать как можно чаще. 
       Все мои старания разрушились в тот день, в который жена Димы – Алина узнала, что на кассете мой голос. Она сначала не поняла чей голос говорил из магнитофона, и первые два-три дня на такое лечение реагировала нормально. А потом Дима сам ей рассказал кто именно записал слова на кассету. Алина в истерике порвала кассету и выбросила её из дома, после чего опять устроила страшный скандал и даже драку. Не получив полного удовлетворения от скандала дома, она поехала ещё и к родителей Димы и Ярослава, чтобы сделать там то же самое. Приехала туда, и очень сильно кричала перед родителями, объясняя им какой страшный ужас я сделала – дала Диме кассету со своим голосом. Но её расстройство там не поддержали. Защищали меня, а не её, и старались объяснить Алине, что я же не зла хотела, а добра, и возможно подаренная кассета помогла бы их сыну исцелиться, но она всё испортила, и ясно, что исцеления по настроям Сытина уже не будет. 
       Где-то через месяц я дала Диме ещё одну кассету, но уже не со своим голосом, а с христианскими песнями, которые мне тогда очень нравились и доставали до глубины души. Я попросила его сказать жене, что встретил верующих и они подарили ему кассету. В то время христиане разных конфессий раздаривали многое: книги, Библии, кассеты с песнями и проповедями, а также христианские газеты. А так как я сама ходила в Церковь и тоже была верующей, то такой ответ жене не считался бы лжесвидетельством. Я подумала, что Дима хочет быть святым и всегда говорить только правду, особенно жене. Он пообещал, что так и сделает. Но как только он вернулся домой – тут же рассказал Алине, что я его встретила и подарила ему кассету с христианскими песнями. Она даже и один раз не дала послушать мою кассету. В тот же миг вырвала у него из рук, порвала и опять устроила скандал. Потом она ещё раз поехала в деревню родителей Димы и Ярослава, чтобы рассказать, что Энни совсем сошла с ума, и даёт её мужу слушать кассеты с антиморальным бредом – христианские песни. Очень хвалила людей, которые пьют, курят и ругаются матом. Говорила, что у таких людей открытая душа и светлые чувства, но только пить надо в меру, а не так, как её муж Дмитрий. Христиан она осуждала, называла их демонами с потайной душой, говорила, что ненавидит таких людей, и всеми силами старалась переубедить родителей, что я своими кассетами разрушаю их крепкую и прекрасную семью. И опять родители с ней не согласились, говорили, что если бы их сын поверил в Бога, то может и не пил бы, а она запрещает ему и отбирает всё, что связано с христианством. 
       Позже выяснилось, что Алина была не против христианства, и даже имела близкую подругу, которая регулярно посещала Церковь Свидетелей Иеговы. Все мои кассеты были уничтожены по той причине, что она ненавидит меня. Перед знакомыми людьми она не называла меня никак иначе, чем словом «оно» и рассказывала всем подряд, что собирается мне мстить. В её фантазиях организации мести я не разбиралась, поэтому решила, что к родственникам мужа лучше не ездить – опасно для жизни. У меня появился страх, потому что ходили слухи, что Алина уже чуть не убила несколько человек, включая и собственного мужа. Только какое-то чудо с небес спасло им тогда жизнь. И когда её спрашивали - как она смогла кидать на людей топор или лопату – она им отвечала, что не управляла в такой момент своими чувствами и не владела разумом. Ей было без разницы – жизнь или смерть, свобода или тюрьма. Единственное, что горело тогда в душе – это сильнейшая жажда мести. Несколько раз мама Димы и Ярослава говорила мне о своём чистосердечном опасении, что если я скажу Алине то, или другое, то она возьмёт кирпич и разобьёт у неё на голове. Жену Димки в то время боялись все: и я, и его родители, и многие наши родственники, и даже обыкновенные жители нашей Цветущей. 
       Ну а если говорить о духовном пути того периода жизни, то я, как и раньше, продолжала ходить, сразу в две христианские Церкви – в евангельско-харизматическую и к адвентистам седьмого дня. Конкретно к харизматической в те годы у меня появился необычайно-таинственный и загадочный интерес. 
       Однажды моя подруга Виталина рассказала мне о том, что в нашей Цветущей живут родители одного Божьего пророка Сергея. Сам он находится Харькове, но иногда приезжает в гости к своим родителям и если бы с ним встретиться, то было бы у меня и исцеление, и крещение Духом, которого я никак не могу добиться, и даже пророчества о моей будущей жизни, а также я узнала бы Божью волю в какой Церкви Он меня хочет видеть и в каком служении. Ну какого верующего не соблазнят такие тонкие намёки на большой успех в духовных прозрениях и великих достижениях? Понятное дело, что я загорелась непреодолимым желанием увидеть Сергея и получить через него от Бога всё, что только было возможно вымолить в моей ситуации. 
       На какой-то из вечерних молитв я узнала, что Харьковский пророк приехал в гости к родителям, и начала уговаривать Виталину, чтобы сходить прямо к нему домой. Она согласилась и мы с ней пошли к Сергею, оставив молитвенную группу без нас. Уже стемнело и мы с ней долго шли ночью, переживая, что нас могут не впустить в дом, но всё было хорошо и нас впустили. 
       После некоторых разговоров на христианскую тему мы стали на молитву за крещение Духом Святым. Я стояла напротив Серёжи на коленях, и он молился за меня, очень сильно прижимая рукой к себе, положив руку мне на спину. Я с трудом держалась, чтобы не упасть на него, и поэтому всё внимание было направлено не на молитву, и не на Духа Святого, а на устойчивость позы в двадцати сантиметрах от Сергея. Немножко неосторожности и я упала бы ему на грудь. Но ощущения всё же появились. Какая-то интересная энергия вышла из его руки и вошла в меня. Реально ощущалось, как стало жарко и огненные стрелы пронизывали меня с головы до ног. Ничего подобного с сексуальными чувствами это не имело. О сексе даже и думать было грех. Если бы я подумала о симпатиях к этому молодому мужчине, то я сгорела бы со стыда, потому что считала его ясновидящим пророком, которому всё открыто и он видит мысли каждого, за кого молится.
       Я так устала сопротивляться силе его руки, прижимающей меня к себе, что уже было начала ждать быстрейшего окончания молитвы, и когда это случилось – я вздохнула с облегчением, и сама себя похвалила за то, что не упала на Сергея. 
       Всю ночь, конечно же, были стрелы и волны огня, которые взрывались у меня в сердце и разливались по всему телу. Я не знала, как их объяснить, потому что они очень напоминали жар, сходящий на каждого из нас на молитвенных собраниях у Виты дома. Мы живём в маленьком городке, и все друг друга знают. Ни у кого не вызывало сомнений, что на служения приходили простые люди, которые ничем не отличались от меня и работали поварами, бухгалтерами, учителями и т.д. Никакие народные целители, экстрасенсы и биоэнергетики на Богослужения к Вите не ходили, и нас было очень мало. Примерно семь или восемь человек собирались, не более. И всё равно, во время общей молитвы сходил на нас сильный огонь, а на меня ещё и стрелы, а также дрожь в физическом теле. 
       Мистический жар не давал уснуть, поэтому я размышляла до самого утра что бы это могло быть. Мне тогда приходило на мысли, что может задействована энергетическая сила круга, в который мы становились. Но случай с Сергеем обрубал это подозрение полностью. Мы с ним стояли только вдвоём, остальные были на диване, в стороне. Но Сила сошла, и я её чувствовала. Жаль, иные языки и на этот раз не получились, исцеление тоже. 
       Через несколько дней Серёжа вёл молитвенное собрание в харизматической группе у Ларисы и её мужа Олега дома. Все собравшиеся стали в круг, Олег играл на гитаре, а мы, все вместе, пели христианские песни, хлопая в ладони и подтанцовывая. Между песнями молился Сергей. Только он решал, что и как делать – когда петь, а когда молиться. Сначала было, в основном, прославление, и оно всегда проводилось раньше, чем основная молитва. Я уже тогда почувствовала лёгкую дрожь и жар внутри своего тела, но пока это было не слишком ярко выражено, и я не переживала. Чуть позже Серёжа начал более продолжительную по времени молитву, и остальные участники собрания, одновременно с ним, делали то же самое.  Молились мы, как всегда, в один голос, звучащий из многих уст.  Кто-то обращался к Богу своими словами, а кто-то на «иных языках». 
       Вдруг я почувствовала энергетический толчок в грудь, и аж пошатнулась, сделав шаг назад. Сразу же открыла глаза, и увидела, что Сергей идёт через центр круга, по направлению ко мне. Он подошёл, сказал мне на ухо, что Бог велел ему крестить меня Духом Святым и повёл меня на кухню. 
       Все братья и сёстры продолжали Богослужение в комнате, и вёл его теперь уже Олег. Дверь в комнату была закрытой, но в двери стекло, и поэтому кухня бледно освещалась светом, падающим сквозь стекло закрытой двери из комнаты. В самой кухне Серёжа свет не включил, а наоборот, отвёл меня в самый тёмный угол, который находился возле спальни. В этом полумраке мы стали на колени друг против друга, и Серёжа сказал мне, чтобы я молилась за крещение Духом Святым. Сам он тоже молился, но только на «иных языках». Он положил свою правую руку мне на левое плечо, а левую руку мне на голову. Расстояние между нами стало настолько маленьким, что я испугалась. Мне страшно было загореться сексуальными чувствами по отношению к этому молодому пророку, который мне очень нравился. Он же ясновидящий! Сразу же разгадает мои мысли и чувства, после чего будет так стыдно, что захочется провалиться сквозь землю. Я верила в то, что стоящий передо мной красивый мужчина очень святой, и что его устами говорит Бог. 
       У меня тогда ещё было мало опыта и я не знала, что сексуальные чувства – это мелочи, по сравнению с тем, что может сделать загадочный Дух, который находится в руках Сергея. А сделать он мог такое, что мне ещё и в самых необычайных фантазиях не представлялось. 
       Но и нельзя было сказать о том, что опасения мои были совсем беспричинными. Как бы там ни было, а Сергей стоял на слишком близком расстоянии от меня, и как бы сильно я не прижимала свои руки к себе, а они всё равно через каждые несколько секунд касались его груди. И, кроме того, обе его руки лежали на мне. Мои беспокойство и растерянность как-то всё же дошли до видений Сергея и он остановился в молитве. Посмотрел мне в глаза, красиво улыбнулся и сказал: 
--Ты о чём думаешь?
--О крещении Духом Святым. А о чём же ещё? – ответила я ему, немного испугавшись.
--Нет, ты не о Духе Святом думаешь. Представь Иисуса Христа и молись. А ещё не бойся, потому что если ты будешь бояться – у нас ничего не получится. 
       Мы продолжили свою молитву, стоя на коленях, которая происходила в полумраке кухни, возле самой двери спальни, в которой тоже никого не было, и тоже не горел свет. Через несколько минут Серёжа опять меня остановил и сказал:
--А теперь не молись. Отключи свой ум, расслабься и принимай Духа Святого. Не будь в напряжении, расслабься. Открой рот и вдыхай. 
       Я перестала молиться и даже смогла расслабиться, потому что за время молитвы очень устала, и больше не имела сил быть в таком сильном напряжении в его руках. Но я никак не могла понять почему мне надо открывать рот и вдыхать. Пока я раздумывала и старалась понять – Серёжа мне помог. Он рукой потянул меня за подбородок и приказал: «Открой рот и глубоко вдохни». Я так и сделала, не сопротивлялась, а он молился мне в рот на «иных языках» и мне его молитвенное дыхание надо было вдыхать, причём глубоко, не как-нибудь. 
       В этот момент мне вспомнились слова из Библии: «Сказав это, Иисус дунул, и говорит им: Примите Духа Святого. Иоанн 20:22». Почему Иисус дунул? Похоже, что Духа Святого Он передавал дыханием через Свои уста. В следующем году я читала в духовных книгах о том, как в американских харизматических Церквях тоже дыханием изо рта в рот передают крещение Духом Святым, Но это было позже. А сейчас я расслабилась и полностью доверилась доброму человеку, который так сильно старался мне помочь. 
       Руки Серёжи лежали на мне, он молился мне в лицо на «иных языках», а я вдыхала. Глаза у нас обоих были закрыты, поэтому было несколько случаев, когда мы не рассчитали расстояние между нашими лицами, и губы наши нечаянно касались друг друга. Он прикасался к моим губам или щекам своими губами, а я к его. 
       От такого необычного крещения во мне тогда загорелся сильнейший внутренний огонь. Кажется он сошёл с рук Сергея, но я так и не успела понять, как он в меня вошёл и через какое место. Запомнились только огненные стрелы и взрывы энергии в области сердца. По телу пробежала дрожь, стало жарко, и мы с Серёжей покрылись потом. Я чуть не упала под воздействием Силы, но удержал меня сильный контроль над своими действиями, потому что падать не было куда, кроме как на грудь молодого пророка. А он мне нравился и это могло пробудить греховные чувства. 
       Когда Сергей за меня молился, то я чувствовала совсем не то, что у Виталины на домашних группах. Это было что-то в тысячу раз сильнее и умноженное неизвестно на сколько. Мне казалось, что я куда-то лечу и было так хорошо, приятно и сладко, что нет в мире слов, чтобы передать произошедшее в тот вечер. Из рук Сергея опять и опять сходил на меня Дух и проходил сквозь меня с головы до ног.  Опьяневшая от неизвестной мне ранее Силы, и с посоловевшими от наслаждения глазами, я стояла на коленях в руках молодого красавца-христианина и мне хотелось, чтобы это мгновение не кончалось никогда. 
       Хочу ещё раз напомнить, что пробудившиеся во мне чувства ничем не похожи на сексуальные, потому что входили они в меня с его рук и дыхания, а потом пронизывали всё моё тело, кроме половых органов. В сексе такого не бывает. Когда мы чувствуем что-то сексуальное, то половых органов оно касается в первую очередь, особенно низа живота.  В молитве с Сергеем главным центром была не матка, а область сердца и область головы, но сердца – в большей степени. 
       На «иных языках» я так и не заговорила. А когда пришла домой, то не спала несколько ночей подряд. Всё то, что я почувствовала в молитве с Сергеем за моё крещение Духом Святым, повторялось каждую ночь с вечера до самого утра, несколько дней подряд. 
       После многомесячных размышлений у меня появились некоторые версии объяснения мистическо-энергетических переживаний на молитве у Ларисы и Олега. Всё на много проще, чем кажется на первый взгляд. Ощущение красивого пробуждает в человеке энергию. Об этом свидетельствует падение в экстазе Рамакришны, который увидел чудесную белую стаю журавлей на фоне серой тучи, мистическое озарение от ощущения прекрасного в «Селестинских пророчествах» Джеймса Редфилда, и практический опыт каждого из нас с появлением сексуальной энергии, когда мы видим очень красивого представителя противоположного пола. Но проснувшаяся энергия не всегда становится сексуальной. Если не пускать в ход сексуальные фантазии, то может проявиться какой-то творческий талант или любые духовные дары. 
       Молодой и красивый пророк пятидесятницкой Церкви – Сергей, очень мне понравился и я почувствовала его прекрасным. Естественно, это и пробудило во мне энергию. Но, по причине страха перед тяжким грехом, я не пустила её на сексуальное влечение. Энергия пошла волнами и стрелами по всему телу, в поисках того места, через которое наиболее удобно излиться. Что это было – я расскажу позже. А пока достаточно только сказать о том, что всё естественно, и в том, что мне понравился Сергей, и это пробудило энергию во мне – ничего удивительного нет. 
       Эффект молитвы за крещение Духом Святым усиливался ещё и глубоким дыханием через рот, которое, в какой-то степени, было ускоренным, и чем-то напоминало ребёфинг. Люди говорят, что даже не связанный с религией человек может получить некоторые мистические переживания через такой вид дыхания. Всё перечисленное соединилось во мне и я провалилась в экстазы перед этим парнем.
       Как объяснить энергетический толчок в грудь перед тем, как Сергей направился ко мне через центр круга? Очень просто. Объясняется таким же способом, как и толчок в грудь, и в центр головы, когда я спала, и вдруг, внутренний голос закричал: «Мыши едят рассаду!» Иду среди ночи через две стены комнат, и вижу, что мыши точно едят рассаду. Но не успели, сгрызли только два стебелька. Или можно объяснить таким же толчком в грудь и в голову, когда я легла спать и включила торрент, через многие годы после этого случая. Поставила я цель проснуться когда закончатся загрузки фильма и выключить ноутбук. Вдруг, среди ночи, меня разбудили толчки в грудь и в центр головы со стороны ноутбука. Открываю глаза, поворачиваю голову, и в эту же секундочку вылезла табличка – «загрузка завершена». Вот так и толчок в грудь со стороны Сергея расшифровывается. Дух не где-то там, за облаками, или в более святых людях. Дух всегда находится в сердце каждого из нас. 
        Дома прочувствованное перед Сергеем начало вспоминаться, и повторялось в расслабленном состоянии. Воспоминания тоже нельзя назвать чем-то необычным. Каждый из нас хорошо знает, что если, например, много часов подряд собирать малину, то потом стоит только ночью расслабиться и закрыть глаза, как стебли и плоды малина тут же начинают всплывать перед внутренним зрением. А у меня же ещё и чувства были сильные! Здесь не просто малина, а такое, что реально не давало уснуть. Но оставался также и один неразгаданный вопрос. Я очень хотела докопаться до причины мистического жара в других местах для молитв, и не могла. И у Виты, и у Ларисы на Богослужениях на меня сходил внутренний жар, но никаких красавчиков рядом не было. Причиной могло, конечно же, быть восхищение окружающей обстановкой, а также сильная любовь к евангельско-харизматической Церкви. Но могли также происходить и биоэнергетические процессы от созданного круга из людей, которые сопровождались шумом многих голосов молящихся одновременно.  Ответа на этот вопрос я пока не знала. 
       Моей душе в то время были очень нужны все эти Богослужения, экстазы, танцы и песни под гитару, а также разговоры о милосердном Боге, который если не сегодня, так завтра исцелит моё сердце, пошлёт денежную помощь и наладит отношения с семьёй нашего родственника Дмитрия. Всё это отвлекало меня от боли, вселяло надежду, и в какой-то степени переселяло мои мысли в другую реальность, наполненную счастьем, радостью и бесконечными благословениями. А как же иначе всё переживать, если то, что творилось вокруг меня было очень и очень плохо?! 
       Денег у нас не было, и жили мы только на мизерные пожертвования родителей, которые и сами всегда были малоимущими, ничем не могли помочь. Из-за недостатка денег дети редко имели игрушки или книги, мы закрывались на замок от колядующих и завешивали окна. Хлеб пекли сами, на протяжении многих лет, из той муки, которую нам дала моя мамка или верующие, иногда покупали. Но её нам каждый день не хватало, и вечерами все в моей семье были голодными. Однажды кто-то дал горькой муки и мы испортили хлеб, а дети плакали и просили хлебушка. 
       В те годы мы очень сильно намучились с поисками пищи для выживания, и когда Димка приходил в гости, то видел, что у нас даже хлеба нет, и постоянно нам говорил: «Так жить нельзя». Не такой он уже и плохой, изредка нам помогал и давал деньги на хлеб, но с этим у него была большая проблема. Надо было так помогать, чтобы не видела его собственная жена, которая ненавидела нашу семью лютой ненавистью. Она же не знала, как это жить, когда маленькие дети плачут и просят хлебушка, а его нет. Алина привыкла жить шикарно: ездить на машине своего мужа, модно одеваться и тратить большие суммы денег на косметику. Что такое голод – ей было неизвестно. Я согласна, что они нам ничего не были должны, и редкие подарки Димы на хлеб – это не являлось их обязанностью. Я только хочу сказать, что она нас не понимала, и больше ничего. 
       Все родственники, соседи и просто знакомые постоянно доказывали, что наши дети будут тупыми и бомжами, потому что мы не сможем их выучить, не сможем прокормить и по-человечески одеть. Постоянно критиковали и ругали нас за то, что мы наплодили детей. А тут ещё и болезни не отпускали. По причине недоедания у меня начались сильные головокружения, а муж мой, Ярослав, жаловался на сильное утомление, одышку, тошноты, и тоже головокружения. В то время я ещё не понимала, что от хронического недоедания такое возможно, и начала обращаться в поликлинику. Там написали в мою карточку, что надо поехать в Белую Церковь на обследование головного мозга. Может быть эпилепсия или опухоль в голове. Я им ответила, что у меня нет денег ни на поездку в Белую Церковь, ни на обследование. Меня направили в кабинет психотерапевта, где я услышала, что головокружения – это начальная стадия психического отклонения, которое надо подлечить в Глевахе (психушка), и очень уговаривали туда поехать. Я вышла из поликлиники и больше никогда не обращалась за медицинской помощью с проблемами головокружения. Через год или два муж опять устроился на работу, появились в доме продукты, и никакого головокружения у меня больше не было никогда в жизни. Но это я забегаю вперёд. 
       Вернёмся к тому периоду, который я описываю здесь. Двое старших детей пошли в школу. У них был один портфель на двоих, потому что на второй у нас не хватило денег, тетради и дневники – самые дешёвые, всё самое худшее и самое дешёвое. На переменах они сидели за партами и боялись пройтись по классу, чтобы одноклассники не заметили их ужасную одежду из гумунитарки, а также заношенные и драные сапоги. Дети их не любили, как и меня не любили, в своё время, и тоже за мою бедность. 
       Помню, как однажды, ещё в первом классе, моего сына Руслана какие-то старшеклассники хотели набить и я ходила разбираться к родителям свидетелей, а потом начала каждый день провожать своих детей в школу и забирать после школы. И так было много лет подряд, пока они не стали взрослыми. Я не контроль им устроила, а защиту, потому что бедных все не любят, насмехаются, могут начать издеваться, и даже бить, как это было со мной, когда я была ещё ребёнком и ходила в школу. Но если все видят защиту таких детей, и что мама постоянно забирает их из школы, то не трогают, и не бьют.  
       Сестра моего мужа – тётя Зина из Черкасской области, в те годы очень злилась на нас за то, что мы не имеем желания поселиться возле их матери в деревне. Писала нам нехорошие письма и ругала, выказывала, что и не такие паны купили дома в сельской местности и живут, ничего страшного. Она никак не могла понять, что у меня сильные перебои в работе сердца и поэтому я не имею физических сил работать на огородах. И ещё она не понимала, что там, где она хотела бы нас видеть, по-настоящему нет работы. Безработица – это серьёзное препятствие, и она в любом месте делает жизнь невыносимой – и в селе и в городе. А у нас же дети были маленькие и их надо было учить, кормить и одевать. 
       Жизнь сложилась так, что мистических приключений в евангельско-харизматических Церквях мне хотелось регулярно, а не только по праздникам, когда Серёжа приезжает из Харькова. На данный момент я могла иметь не более, чем жар и дрожь у в теле, если я буду ходить к Вите или к Ларисе на Богослужения. Но мне хотелось с полётами души, со взрывами в области сердца и с мистическими стрелами, как это делал Сергей. Он увеличивал загадочную Силу в Церкви раз в десять, если не более. И понять меня может только тот, кто сам лично пробовал присутствовать на собраниях с такими сильными служителями, как Сергей. Когда на тебя так мощно сходит Сила, которая погружает тебя в особое состояние, то начинаешь уже хорошо различать, где собрание обычное, а где собрание с чудесами. Что это за Сила – я уже объяснила. Ею была, скорее всего, обаятельная привлекательность молодого человека, которая пробуждала внутреннюю энергию собравшихся людей. Сергей действительно умел красиво молиться, умел красиво управлять собранием и умел говорить о Боге,- это он тоже делал красиво. Даже по внешности он был красивым. Возникает вопрос: владел ли он настоящей Силой Святого Духа? Да, каждый из нас имеет внутри себя Святого Духа. Каждый! Нам надо только научиться слушать своё сердце и следовать за зовом любви. Всё остальное – это пробуждения и движения нашей энергии. Хотя и любовь – это тоже энергия! Ощущение прекрасного – это и есть любовь. А любовь – это Бог. 
       Что мне делать для того, чтобы наслаждения от Богослужений и утешения души под христианские песни и танцы стали постоянными - я в те дни соображала совсем не долго. На тот период времени я уже успела прочитать книгу Йонгги Чо «Четвёртое измерение» и в моей голове быстро созрел план адресации Богу своей мечты. Я задумала создать у нас в Цветущей пятидесятницкую Церковь конфессии Михаила Паночко, как у Сергея, и пригласить его вернуться домой, к родителям. В общем, задумала, что Церковь будет, и Серёжа в той Церкви станет пастором. 
       Нет, я не просто задумала, я начала действовать. Сначала я уговорила Виту поехать со мной в Киев на переговоры с руководителями таких Церквей, как у Сергея, и пригласила их сделать евангелизацию в моём посёлке. У меня там были поклонниками таких Церквей – мама Володи (тётя Зина) и маленькая домашняя группа. Я была уверена, что они помогут, а ещё Вита согласилась мне помочь, и общими усилиями мы провели евангелизацию в парке, разнесли людям домой приглашения и книги, поговорили с ними и Церковь была создана. 
       После того, как мы зарегистрировали Церковь в моём посёлке и не надо было ездить в Киев – я решила создать то же самое и у нас в Цветущей, начала с молитвенной группы на моей части города, чтобы далеко не ходить. Дом мой маленький, старый, трухлый, с перекошенными окнами и негде развернуться, поэтому я задумала создать вечерние собрания в соседки Светы дома. Жила она не совсем рядом со мной, но минут за семь можно дойти. Я очень быстро её евангелизировала, потому что мне понравился её дом, и почти всех соседей я тоже евангелизировала. Мы начали собираться, молиться, и петь песни. Служения вели Вита и я сама. В это же время я писала Сергею письма, которые отправляла по почте в конвертах, и информировала его о продвижениях евангелизации у нас в Цветущей. 
       Дальше у меня появилась проблема поселения будущего пастора и его семьи в нашем городе. Я нашла мужчину, который был богатым бизнесменом и очень помогал Церквям. После внушительного разговора с этим человеком на тему необыкновенных способностей Сергея, он согласился отдать ему за очень низкую цену, почти бесплатно, удобный, большой, новый, современный и красивый кирпично-каменный дом на моей улице. Сергей обрадовался и согласился. Это мне очень понравилось. А будущий молитвенный дом я тоже задумала на нашей улице. Мы с Витой уже давно решили какое помещение будем арендовать под Церковь, и позже можно будет тот дом даже выкупить. 
       Всё хорошо складывалось, но помешали родители Сергея. Они боялись, что Церковь может рассыпаться и он останется без работы. А в Харькове уже всё хорошо устроено - работа есть, квартира и семья. Они запретили ему переезжать в Цветущую. 
       На его месте было бы наиболее честно и правильно встретиться со мной и объяснить, что его собственные родители против, и что он подумал, поразмышлял, и потом с ними согласился. Я бы поняла и ничего не сказала бы против. Это же жизнь, и в жизни бывают разные обстоятельства. Но он подъехал на машине к моему дому, привёз какую-то одежду из гумунитарки моим детям и тюль на окна. Привёз даже немного продуктов, и при встрече начал рассказывать в каком месте продаётся краска, чтобы я могла покрасить дверь своей комнаты и пол, начал ругать меня, что я не побелила стены, и при этом занимаюсь не женским делом – организацией Церквей. Потом обвинял меня, что дело из рук женщины ну никак не может иметь Божьего благословения, потому что роль женщин рожать и воспитывать детей, а не управлять Церквями. Выказывал, что на организационные вопросы женщины не имеют права и тому подобное. Всё это было странно слышать, потому что ещё дня три назад у Серёжи было совсем другое мнение, и мы с ним вдвоём сидели в том доме, который я нашла ему для покупки, и говорили с его хозяином. 
       Понравившийся мне христианин Серёжа наверное подумал, что если я нашла ему дом, то я чуть ли не бизнесмен, и могу завтра же начать у себя дома крупный ремонт, просто ленивая и безответственная. Ему и на пять минут не приходило в голову, что у меня каждый день проблема достать муки, чтобы испечь для семьи хлеб, или достать крупы, чтобы сварить супчик моим голодным детям. Я и думать не могла о покраске дверей, пола и стен, а он мне о нахождении магазинов, как будто я сама не знаю адресов где что продаётся в моём собственном городе, а он живёт в Харькове и знает лучше меня. Я ничего тогда ему не ответила, этому «ясновидящему» пророку. Просто поняла на сколько он ясновидящий и промолчала. 
       Позже он в Харькове переехал на другое место жительства, а мне даже и адреса не оставил. А мы, в Цветущей, какое-то время собирались ещё на домашней группе у Светы, а потом она заболела язвой желудка и легла на операцию. Пятидесятницкая группа конфессии М.Паночко в нашем городе распалась полностью, потому что у меня уже не было никакого желания продолжать задуманное.
       В эти же годы в доме моей мамы тоже было одно интересное приключение, которое, к счастью, быстро и закончилось. Могу его описать, но не как руководство к действию в таких же ситуациях, а чтобы можно было искать свидетельства о подобных случаях и раздумывать как такое возможно и почему. 
       Приехала я однажды к маме в гости, а Гунзыр заболел. Лежит больной, и с постели не встаёт. Лицо бледное, худющий, как скелет, и похож на мертвеца. «Что случилось?» - спрашиваю у них. Оказывается, у моего отчима опухоль под правой рукой. В больницу он не пошёл, уже и родственники приезжали с ним поговорить, чтобы увидеть его в последний раз. Дело было серьёзное. Подошла я к нему и попросила показать болячку. Он снял футболку и я собственными руками нащупала опухоль размером с куриное яйцо у него под правой рукой. Мамка моя очень плакала, говорила, что не хочет остаться одна, и что она всё продала бы ради того, чтобы его вылечить. Но он не горевал. Лежал на кровати, смотрел на потолок, смеялся и песни пел. В тот день ещё и соседка пришла. Помню, как она стояла и говорила: «Ну и дурак! Заболел раком, но вместо того чтобы плакать – он лежит и песни поёт.»
     Прошло несколько месяцев, и я опять приехала в гости к моей матери. Смотрю, а Гунзыр ходит по двору с нормальным цветом лица, поправился и всё у него хорошо. Моему удивлению не было предела. Я не выдержала и давай спрашивать у него чем он лечился. На это он ответил: «Твоя мамка изменяла мне и я так бесился, что с горя раком заболел. А потом стало смешно, что жизнь такая глупая. Лежал и с утра до вечера смеялся, как сумасшедший, и песни пел. Потом начал вставать по чуть-чуть, а потом и совсем прошло.» Я спросила у мамки – правду он говорит или нет. Она ответила, что точно ржал как дурачок, пел песни, и не смртря ни на какие уговоры, не соглашался идти в больницу. Всё это выглядело очень странно, поэтому я попросила у Гунзыра показать, как там под правой рукой. Трогаю то место, а опухоли нет!!! Много лет прошло с тех пор, но я до сих пор не могу понять - как он мог песнями и весёлой ржачкой (смехом, прошу прощения) сам себя исцелить. И всё же факт остаётся фактом.
Виктория Авосур

Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти