Глава-11 Таинственность красоты

Таинственность красоты
     В продолжение своего пути к духовным мирам я начала задумываться о таинственности красоты в нашей Вселенной. Раньше я только училась видеть, слышать и ощущать прекрасное, но размышлений на эту тему у меня не возникало. Просто нравилось, было приятно, появлялось восхищение, сердце наполнялось радостью, и я была счастлива. Но теперь я начала ещё и задумываться - откуда появляется красивое, а также - с чем оно связано и что это такое. Я заинтересовалась - почему красота имеет такое большое значение и почему все люди так сильно к ней стремятся. Меня начал волновать смысл прекрасного, и я начала догадываться, что ничто не имело бы смысла, если бы некому было хоть что-то оценить. А кто может оценить? Животное или птица не оценят прекрасную живопись, или скульптуру, не поймут музыку. 
        Всё больше я начала замечать, что настоящие шедевры создаются только в том случае, если их создатель  имеет многие знания, духовность, мудрость и жизненный опыт. Просто красиво нарисовать или написать музыку – это ремесло. Чтобы получилось произведение искусства – надо не просто написать или нарисовать. Это должно быть творение, соединённое с каким-то глубоким смыслом или идеей. Например, фотоаппарат может быть очень даже хорошим, и может точно передать то, что находится в поле видимости. Но этого совсем не достаточно для того, чтобы зажечь необыкновенное чувство в груди. Когда смотришь на картину великого художника, то в области сердца появляется какое-то чувство. Это чувство невозможно ничем описать, его невозможно передать никакими словами, но оно есть, и никакая другая форма жизни, кроме человеческой, не способна  пробудить в себе это таинственное и загадочное чувство. Где оно появляется? Какой орган его улавливает и передаёт в мозг? Подобные нейронные связи появляются не просто так, их что-то создаёт. У меня была цель найти ответы на поставленные вопросы. 
       Заинтересованность красотой подарила мне восхищения, приключения и даже неприятные события из-за глупостей. Случалось по-разному. 
       Однажды в выходные мы с Дианкой решили съездить в Ботанический сад им. Фомина в Киеве. Была уже поздняя весна, и мы понимали, что появилось много интересного. 
       Вошли мы на территорию Ботанического сада и, за какое-то время, осмотрели всё, что там росло.  Нам понравились и цветы, и деревья, и обыкновенные растения, но этого всё же было недостаточно. Мы хотели больше цветов, нам не хватало тропических растений и возможности насладиться ароматом магнолии обратнояйцевидной, которую мы очень искали и пока ещё не нашли. А за забором доступного сада был недоступный сад – какая-то научно-исследовательская зона, которая закрыта для посетителей, но она была открыта для тех, кто там работает. Что же делать?  Сначала мы с подругой попробовали войти через проходную, но там нас остановили и не пропустили.  Чуть позже у меня появилась идея:
--Диана, а давай прыгнем через забор?- предложила я.
--Ты думаешь, у нас получится? Он высокий, многометровый, металлический, и вокруг много людей, сразу же заметят,- ответила Диана. 
--Получится, мы выследим момент, когда люди разойдутся и перепрыгнем. Надо только чтобы не было внутри сторожевых собак.
--Ага, согласилась Диана. –Но их там не видно, да и много рабочих ходят по территории, они бы не стали так рисковать с собаками.
       Первая попытка не удалась. Мы выследили, чтобы никого не было, но Дианка чего-то побоялась и всё пропало. А минут через двадцать я не стала ждать её смелости и первой перепрыгнула через забор, подруга за мной. Наш поступок очень удивил одну влюблённую парочку, которая сидела недалеко от нас. Мы слышали их восхитительные крики нам в след. 
       А дальше мы подошли к огромным грядкам цветов и почувствовали себя, как в индийском фильме.  Долго ими восхищались, прямо дух перехватывало, не хотелось уходить, но надо было, потому что влекли и другие участки исследовательской зоны. Мы перешли мост из металлических прутьев, и попали в теплицу с кактусами. Такое огромное количество видов кактусов, как в тот день, я ещё не видела никогда в своей жизни. Они там были и высокими и низкими, и круглыми, и разных удивительных форм. Мне казалось, что у всех этих кактусов – шубки, как у пушистых зверюшек. Какое очарование! Всё это я ощущала чем-то необъяснимым внутри себя, и мне хотелось понять, чем именно. Никакая курица или овца не в состоянии почувствовать то, что чувствовала  я, или даже, правильнее сказать, - мы с Дианкой. Но почему? Что-то же есть такого в человеке, чего нет у других видов существ, обитающих на нашей планете! А может в этом месте и заключается ответ на вопрос – как это Бог создал человека по образу и подобию Своему?! Вот курица не подобие Бога, и поэтому красоты цветочной грядки ей не понять. Так или нет – над возникшим вопросом я пока не размышляла. Мы очень старательно искали магнолию обратнояйцевидную, и наконец-то её нашли. 
       Есть много разных видов магнолий. Они отличаются высотой деревца, величиной цветов, периодом цветения и своим ароматом. А среди них и она – обратнояйцевидная,- красавица среди магнолий, королева красоты и аромата. Мы нашли её в центре научно-исследовательской зоны Ботанического сада им. Фомина, в Киеве. Дерево было очень высоким, чего не скажешь о других видах, а цветки большие, низко свисающие, и мы с Дианкой могли их достать. То я, то она засовывали нос в самый нижний цветок этой магнолии и «пьянели» от необыкновенного чудесного аромата, который показался нам просто волшебным и сказочным. Подруга тоже была такого  мнения. Мы очаровывались также красотой и формой цветков, их гармонией расположения и сиянием лепестков под лучами весеннего солнца. 
       Интересно: способна ли почувствовать такое курица? А свинья? Думаю, что нет. Многие Учения никак не признают существования Души, но они не правы.  В чём же именно, кроме Души, возможны соединение понимания жизни и чувства, возникающего в груди от увиденного или познанного через слух, нюх, а также прикосновения? Если расшифровка этой тайны только в присутствии всеобщего Духа-Абсолюта, который через нас познаёт мир, то чего ему не хватает в курице, чтобы почувствовать то, что чувствует человек? А вот чего-то не всё же не хватает – ступеней развития Души. 
       Назад из запрещённой зоны мы с Дианкой выбирались тем же самым способом – через забор. А потом, уже в общежитии, весь вечер рассказывали своим друзьям про всё интересное, что нам удалось увидеть и почувствовать. 
       Путешествие в Ботанический сад можно считать удачным приключением в поисках прекрасного, но бывали и неудачные. Расскажу об одном из них.
       Восхищаться можно не только природой или произведениями искусств. Есть в нашем мире также и люди, на которых приятно смотреть. Однажды, по службе знакомств, я познакомилась с парнем, и он оказался очень красивым. У него были очаровательные формы лица и такое же телосложение. Мне также понравились и его глаза, но совсем не потому, что они были синие, а потому, что взгляд его был приятным,- как будто излучал какое-то сияние. Волосы чёрные, но это не важно. Просто понравился и всё, словами такое не передать. Но это уже позже я признала, что он красивый. А в данный момент я ещё не знала какой он, и ни разу в жизни его не видела. Как-то случилось так, что он пригласил меня на свидание, в парк, который находился не далеко от его дома, чтобы впервые встретиться и познакомиться.. Не знаю о чём я тогда себе думала. Скорее всего,  ни о чём не думала, и это плохо, поэтому к парню я поехала без нужной для таких встреч осторожности. 
       Толик жил в многоэтажном доме на улице Жмеринской. Но это была не его личная квартира, он её снимал, и я ещё не знала об этом. Я была уверена, что он живёт у родителей, и не надо будет к нему даже заходить, достаточно только позвать. У меня не получилось приехать в назначенное время, а мобильных телефонов тогда не было. Помню, что в день нашей встречи даже и на секунду не возникало такой мысли, что я иду к нему в гости. Просто я хотела его позвать из квартиры, не более.  А он открыл дверь и сказал:
--Я давно тебя жду,- входи. 
       На какое-то мгновение я не подумала, что я делаю, как-то по глупости, просто растерялась,  но для неисправимой ошибки одного такого мгновения бывает достаточно, и я переступила порог. Как только я сделала этот шаг – Толик захлопнул дверь, и я поняла, что дороги назад уже нет. У него была бронированная дверь с большим набором замков и с такой сложной системой защиты, что открыть всё это мог только он. В общем, на двери была коробка, а на ней разные кнопки, ручки, защёлки. Что-то похожее я уже видела в квартире Андрея, и разница была лишь в том, что Андрей жил на первом этаже, а Толик на восьмом, через окно не выпрыгнуть. Да, сложная ситуация. В этот момент я заметила, что парень оказался очень красивым, и это тоже факт. 
       Честно говоря, мне стало по-настоящему страшно, и я понимала, что я в ловушке. Теперь я в плену у этого синеглазого красавца и что будет дальше – решает только он. Да, Толик действительно был приятной внешности, но я не знала о нём ничего, кроме его имени. Мы же познакомились через службу знакомств, и вот сейчас была наша первая встреча, знакомство. 
       Синеглазый красавец прошёл в комнату, сел на диван и позвал меня:
--Подойди ко мне ближе. 
       Я подошла  и стала напротив него. Старалась показать ему смелость и спокойствие, а у самой от страха прямо сердце выпрыгивало из груди.
--Говори, я тебя слушаю,- отвечаю я ему и стараюсь расслабиться, снять напряжение и не давать ему повода заинтересоваться моим страхом. 
--Я очень рад твоему приезду,- говорит мне Толик хоть что-нибудь, но он уже мало чего соображает из сказанного им же самим, потому что мысли его совсем о другом. 
       Он схватил меня в свои объятия и начал целовать в губы разными видами поцелуев. Я очень испугалась. Мой страх был чрезмерно велик, и одновременно я понимала, что применением физической силы я себя освободить не смогу. С этим человеком надо поступать умом и хитростью, но никак не силой. Трудно описать словами, что чувствуется в тот момент, когда на тебя накинулся абсолютно незнакомый мужчина, которого ты видишь впервые в жизни, и ещё не успела с ним даже познакомиться и поговорить. Трудно передать тот ужас внутри, который бывает в такие моменты жизни, когда кто-то физически очень сильный, и властный возможностями своей бронированной двери, а также защитными замками, накинулся на тебя с сумасшедшей страстью, и целует прямо в губы горячими и крепкими поцелуями, а ты не знаешь что делать, и не спешишь ему сопротивляться, чтобы он не почувствовал панику, иначе любая хитрость будет уже бесполезной. 
       Моя ошибка была в том, что я растерялась в момент его приглашения войти в квартиру, и нечаянно сделала этот шаг. Как же я теперь жалела об этом! Но вернуть свой ошибочный шаг я уже не могла, и мне не оставалось ничего другого, чем думать, как уговорить этого синеглазого мальчика отпустить меня домой. Его поведение меня удивляло. Я только вошла в его комнату, как он тут же на меня накинулся, начал страстно целовать, даже не посчитав нужным перед этим поговорить, и познакомиться, поэтому и было мне перед ним очень страшно. 
       В минуты этих поцелуев я начала догадываться, что девушки к Толику, наверное, не очень липнут, потому что, не смотря на всю его смелость и привлекательную внешность, проявлять ласку и нежность он не умеет. Надо же начинать из очаровательной мелодии любви, соединённой с движениями, и только со временем свои движения можно ускорять, делать более резкими. Ведь любовь не похожа на «тяжёлый рок» и её мелодия должна передаваться нежно, плавно, с медленными и ласковыми поглаживаниями. Но у моего нового знакомого «тяжёлый рок» был с первой же минуты, как только я переступила порог его квартиры, и он поглаживал меня так, как поглаживают волосы расчёской, когда куда-то опаздывают, а тут ещё и срочно надо расчесаться. 
       От его любви я устала, он замучил меня очень сильно, довёл до изнеможения. Кроме того, его поведение логически никак не объяснялось. Если бы он был слишком сексуальным и развратным, то руки его делали бы непристойные движения. Но в происходящей ситуации ничего подобного не происходило. Он ничего подобного себе не разрешал, своего тела пока не открывал и секса не навязывал. Откуда же тогда такое нахальство к совсем незнакомой девушке? Я его совсем не понимала. 
       Я спросила у Толика - где находятся его родители, и он ответил, что живут в какой-то деревне, и что эту квартиру он и ещё два его друга временно снимают. От услышанного ответа мой страх увеличился вдесятеро. Что же теперь будет, если минут через пять или двадцать пять два его друга вернутся и войдут в эту же самую квартиру?! Да, я понимала, что глупо было переступить порог чужой квартиры, но и оправдывала себя тем, что я это сделала совсем нечаянно. Я растерялась, потом один шаг – и всё, ловушка. 
       Когда я поняла, что обстоятельства плохие совсем, то начала проситься в парк на прогулку. Толик объяснил, что не может прямо сейчас со мной пойти, потому что поставил варить суп, на маленький огонь, и теперь надо срочно доварить. Эх, что же делать? Ну не будут же они все из-за меня сидеть голодными?! Пришлось согласиться его подождать. 
   Дальше было немножко смешно. На кухне он мне объяснил, что забыл добавить в суп луковицу в самом начале варки, и добавит сейчас. Потом прочитал лекцию о вреде жаренного для организма, и налил сырого подсолнечного масла. Но это ещё не всё. Он этим супом, с полусырым луком и сырым подсолнечным маслом начал угощать меня. Я попробовала суп, а вкус его ужасный. Но гостеприимный парень просил меня вместе с ним пообедать, и даже не догадывался, что такое его кулинарное изделие может кому-то не понравиться. Чтобы не обижать моего нового знакомого, который так и оставался - почти незнакомым, суп я всё же съела, хотя и с большим трудом. 
       Толик пообедал так, как будто обед очень вкусный. При этом он обрезал все корочки хлеба от каждого кусочка, и собирал на кучку, а серединки ел. Чем провинился хлеб – он мне так и не рассказывал, а я постеснялась спросить. Ещё я заметила, что в его квартире не было бутылок из-под водки и сигарет. Всё было чисто, аккуратно, скорее было похоже на квартиру сектантов-фанатиков, чем на квартиру развратников. Увиденное и обдуманное немного успокоило меня, но не очень. 
       После супа я напомнила, что мы собирались в парк, а Толику опять туда не хотелось:
--Куда ты так спешишь? Пойдём в комнату, посидим ещё немножко, поговорим.
--Но мне сейчас очень хочется в парке прогуляться, я не люблю в квартире сидеть,- говорю я ему, а в самой уже начинается настоящая паника, потому что несколько часов подряд я не могу выбраться из квартиры незнакомого мне человека. 
--Энни, иди ко мне, я хочу побыть с тобой. Ну зачем тебе этот парк?- уговаривает меня Толик. 
       Я подхожу, глажу его чёрные, как смоль, волосы, смотрю в его синие-синие глаза, и уверенно, внушительно говорю:
--Мне с тобой хорошо, и ты мне очень нравишься, и у нас впереди большое будущее. Давай пройдёмся, как  друзья, поговорим, пообщаемся. «Быстренько собирайся»,- говорю я ему, а сама только и думаю о том, что как только он меня выпустит из своей ловушки, то я уеду домой, и больше никогда-никогда к нему не вернусь, потому что Толик для меня чужой, я с ним незнакома, мне страшно, я его не знаю и не люблю, и к тому же – он очень нахальный.  
--Хорошо, пойдём. Но побудь ещё здесь со мной хоть немножко,- старался добиться своего Толик. 
--Не надо так бояться, что я от тебя уйду. Сегодня я же пришла? Правильно? Значит, много раз приду, и будет у нас много встреч, и будешь ты моим парнем, а я твоей девушкой.  Давай пойдём в парк. 
       Он опять притянул меня к себе, держал за руки, и видно было, что он не хочет отпускать. Потом опять что-то с ним случилось, и он опять накинулся на меня страстными поцелуями. Я уже была в отчаянии. Мне всё больше открывалось понимание того, как сильно бывает плохо любому человеку, в сердце которого живёт страх. Если бы при этой встрече не было так мучительно страшно, то, может быть, я смогла бы и удовольствие получить, потому что со мной был действительно очень красивый парень. Но страх мой абсолютно всё испортил, и вместо приятного удовольствия я чувствовала внутри себя какой-то невыносимый кошмар.  
       Я не с каждым мужчиной была сильной и смелой и не всегда я боролась физически. В случае с Толиком я борьбу даже и не начинала. Всё получилось так, что он много часов подряд держал меня в состоянии психологического стресса, не давая расслабиться ни на минутку, и от такой обстановки я очень устала. С Андреем происходило на много проще. Там я чувствовала свою силу, потому что о нашем уединённом месте знали только я и он. Там я понимала тот факт, что до тех пор, пока мы не выясним наши отношения – никто не войдёт. А с Толиком было на много хуже. В этой квартире жил не только он один, а ещё и несколько молодых мужчин, к которым могут приходить другие люди - их друзья. К тому же, у каждого был свой ключ.   В общем, дело безнадёжное.
       В какой-то момент я начала понимать, что если отдаться  только одному мужчине, то это более благоприятный вариант, чем групповое изнасилование от его друзей с которыми он живёт. «Если их будет много, то будет очень больно, потому что я ещё девственница. Лучше пусть это сделает только один, чем все вместе»- решила я, и легла на его диван. Я уже начала верить в то, что чем быстрее он сделает всё то, к чему его побуждает эта многочасовая сексуальная страсть, тем быстрее он меня выпустит из своей квартиры. 
       Сначала он расстегнул и свою и мою одежду в области груди, целовал - где хотел и как хотел, я не сопротивлялась. Удивляло только то, что я, по отношению к нему, ничего не чувствовала. Человеческий организм – это очень загадочный и непонятный инструмент. С Женькой на радиостанции у меня была такая сильнейшая страсть, что я зимой во дворе своим телом снег плавила. Огонь горел у нас внутри, и пот стекал по нашим лицам, до такой степени мы друг друга хотели. При этом он был толстяком, непривлекательным, и очень вредным по характеру. А теперь вот передо мной красавец, и не критикует он меня, и ничего обидного не говорит, а я ничего к нему не чувствую. Почему? А кто его знает почему?! Но я догадывалась, в чём дело. В тот день, на радиостанции, у нас с Женькой была взаимность, никто никого не насиловал. Обстановка равноправия и во мне тоже пробудила чувства. А здесь, перед Толиком, я была подавленной и придавленной. Парень сумел показать свою силу и власть, а я не люблю этого. Все мы разные, и каждому своё. Кому-то нравится быть рабом своего хозяина, а я люблю свободу. А может и страх был причиной отсутствия чувств,- точного ответа на свой вопрос я не знала.
       Когда я уже потеряла любую надежду на спасение – Толик остановился. Он мне сказал:
--Не бойся, я не изнасилую тебя в день нашего знакомства, у меня есть совесть.
--Спасибо,- поблагодарила я его, не веря своим ушам, что такое вообще-то даже возможно. 
--Кажется, ты хотела в парк? Собирайся, сейчас пойдём, но сначала зайдём в магазин,- объяснил мой синеглазый друг, приводя в порядок всё то, что на нём было. 
--Зачем такая спешка? Все магазины долго работают, до вечера успеешь,- ответила я ему. 
--Я хочу купить тебе подарок,- спокойно объяснил Толик.
--Давай не сегодня. Почему тебе надо всё сделать в один день, как будто завтра умрём?- запротестовала я под воздействием чувства совести, и с пониманием того, что продолжения не будет.
--Я никогда не оставляю на завтра то, что можно сделать сегодня. А ещё я привык поступать с друзьями по любви. Я эзотерик. 
--Кто?- переспросила я, чуть не свалившись ещё раз на его диван от удивления.
--Видишь, в моём доме нет спиртного, нет сигарет, я вегетарианец, если ты заметила. К тому же, я ничего плохого тебе не сделал, не изнасиловал. Разве моё поведение ни о чём не говорит?
--Да, теперь говорит,- ответила я, ещё раз подумав о корочках хлеба, которые он обрезал, но спросить - зачем он это делал, так и не решилась. 
       Ещё несколько минут и сто замков, управляемые сотней кнопок и защёлок, открылись. Я вышла во двор и почувствовала себя птицей, выпущенной из клетки. Это было незабываемое ощущение, которое наиболее выражено именно в тот момент, когда из рабства вырываешься на свободу. Да, я ещё всю жизнь буду гнаться за этим сладким, и пьянящим своими вибрациями, ощущением, но об этом позже. 
       В магазин не пошли, мне удалось его уговорить. Но мы пошли в парк, и долго там прогуливались, общаясь на разные темы. Толик оказался хорошим человеком, судя по тому, что он мне говорил. Но после всего того, что случилось перед нашей прогулкой, продолжать отношения  было неприятно. Я даже и не знаю, как это объяснить, просто стыдно и неприятно. Он вёл себя слишком смело и много себе позволял. Но и я тоже была виновата перед самой собой за всё то, что между нами произошло в его квартире. Если он эзотерик, то мне же надо было запретить ему, и сказать прямо в глаза, что при первой встрече я не целуюсь и слишком интимными отношениями не занимаюсь, он не стал бы меня насиловать. К сожалению, я не знала, кто он, я думала что он - бабник, который тягается с проститутками. Поэтому я не сопротивлялась, а только переживала свой страх и ужас внутри себя.  Да, я не знала кто он, а он не знал, кто я, и подумал, что мне очень нравится его поведение и старался делать то, что он делал, как можно лучше. Ужас, какое глупое и бессмысленное непонимание друг друга! И вот теперь стыдно, неприятно, между нами психологический барьер, испорченное знакомство. Кроме того, на меня ещё и воспитание очень сильно действовало. В меня вселилось чувство вины перед этим парнем. Я была уверена, что если я разрешила ему при первой встрече вот такое, то он уже никогда не сможет про меня хорошо думать и считать порядочной. Конкретно это действовало на меня сильнее, чем всё остальное. А объяснить ему, что я от страха чуть с ума не сошла, не хотелось и пробовать, не поверит.
       После прогулки в парке Толик провёл меня на троллейбус, просил писать, звонить, назначил время следующей встречи. Но я попрощалась с ним и уехала навсегда. На его письма я не отвечала, а где я, в Ирпене, в общежитии живу – он не знал. Я ему сказала, что в общежитии, но он не знал, как меня найти, потому что адрес у меня был неконкретный, все письма шли на первый этаж и если кто-то искал свою фамилию, то перебирал кучу писем в ящичках возле вахтёрши.   
       Я тогда была ещё слишком юной, не имела жизненного опыта, и всё решила и за него, и за себя. Может он и не осуждал бы меня за моё поведение в день знакомства. Может, при отсутствии страха, у меня и чувства к нему появились бы, но я была уверена, что после произошедшего случая, хорошего мнения обо мне, этот парень не будет уже иметь никогда в жизни, поэтому продолжение дружбы – это только потеря времени, и надо как можно быстрее всё закончить. Я прекратила любые отношения с Толиком, и мы с ним больше не виделись. Всё получилось именно так - в первую очередь, из-за воспитания, вложенного в меня с детства. 
       Бывает, что дружба длится очень долго, а в памяти почти ничего от неё не остаётся. А бывает и такое, что одна-единственная встреча может перевернуть всю твою жизнь. Именно такой и была моя встреча с Толиком. Я никак не могла его забыть, хотя и очень старалась, потому что я почувствовала в нём что-то светлое. Да, я понимаю, что он, как и я, был неопытным, налетел на меня – как только увидел, слушал только себя и не спрашивал, что при этом чувствую и ощущаю я. Но и что-то светлое тоже от него исходило. Особого вида образ жизни, разговоры о доброте и любви, чувство совести, из-за которого он меня не изнасиловал… Всё это было интересным и очень внушительным. И если после встречи с Николаем Ивановичем я только заинтересовалась духовной стороной жизни, то после встречи с Толиком я уже и сама решила стать такой. Мне хотелось быть доброй, как он, и не причинять людям боль. Толик назвал себя эзотериком, поэтому я тоже решила стать эзотериком. 
       Я опять ходила в планетарий и в подземные переходы Киева, чтобы поговорить с эзотерическими группами, которые продавали литературу разных духовных направлений. Вопрос того места, из которого рождается прекрасное, и причина появления прекрасного, опять были для меня на главном месте. Я очень хотела это понять. 
       Добывая всё новые и новые знания, я начала понимать, что эзотерика бывает очень и очень противоречивой. Одни стремятся к погружению в высокодуховные чувства, а другие уверены, что совсем никаких чувств не должно быть. Одни стремятся стать лучше, а другие говорят, что нет ни добра, ни зла, что называемое добром или злом – это равноценные части Единого Бога, и это – совершенство. Говорят, что красивого или обычного тоже не бывает, потому что, определяя что-то словом «красивое», мы подразумеваем, что есть и некрасивое, а это суждения. Даже Иисус Христос учил не судить. Какая Сила и какая причина рождает творческий импульс – этого я понять не могла. Позже я встретилась ещё и с такими эзотериками, которые считают, что нас вообще-то и нет, а весь мир – сплошная иллюзия. Теперь мне ещё больше захотелось во всём разобраться, но я не знала как.
Виктория Авосур

Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти