Глава-02 Первая любовь

 Первая любовь - Киев

          Я сидела на балконе, на ящике с овощами, и смотрела вдаль. Перед тем домом, в котором я теперь жила, в Киеве, у родственников, находился детский садик. Я часто любила сидеть на этом, не очень удобном ящике, и наблюдать, как играют детишки. Они все были такими забавными и такими невинными…
            Вдруг, по тротуару, к моему балкону, подошёл молодой парень. Увидел меня и спросил:
--Привет. А ты кто?
--Я Энни, я тут живу.
--Ты сестра Вадима, моего одноклассника?
--Да, я его сестра. А ты кто?
--Моё имя Андрей. Я учусь в одном классе с твоим братом. Мы сегодня встречаемся в подвале. Это здесь, в подвале вашего дома. Приходите туда с Вадимом где-то на пять часов вечера, я буду ждать тебя,- ответил Андрей. 
             Я смотрела на него и, растерявшись, не знала, что ему сказать в ответ. Он был таким красивым! Светло-русые волосы, сине-голубые глаза, стройная и крепкая фигура… Всё это мне очень нравилось. Я тогда была девчёнкой пятнадцати лет, а Андрею было четырнадцать. Ну что мне надо было сказать в ответ этому красавцу?! 
--Не знаю, я… я подумаю,- ответила я ему. 
            Та квартира, в которой я тогда жила, находилась на первом этаже, поэтому мы друг друга хорошо видели и хорошо слышали.
            Когда Андрюшка ушёл – я начала готовиться к походу в подвал. Я была очень взволнованной, потому что раньше, ещё никогда в жизни, никто из мальчиков не приглашал меня ни на какие встречи. Такое было впервые, поэтому и пробуждало во мне очень необычные чувства и эмоции. Я думала о нём, переживала, хотелось сделать так, чтобы ему понравиться. 
            Во второй половине дня вернулся домой мой двоюродный брат Вадим, и я ему рассказала о своём разговоре с балкона с Андреем. И ещё я у него спросила - может ли он меня взять в подвал на сегодняшнюю встречу со своими друзьями. Вадим согласился. Осталось только дождаться того момента, когда будет ближе к вечеру. 
            Оказывается, в городских подвалах темно, а я и не знала об этом. Я же впервые в жизни попала в такое место! Но мои новые друзья взяли свечки. Почему не фонарики, а свечки – я не знаю, но это были именно свечки. Дальше мы пробрались к каким-то трубам и сели на них. 
            Среди многих парней я была одна, и я мало разбиралась в том, о чём они говорили. Какие-то школьные воспоминания, разговоры об учителях, и о приколах с одноклассниками. Никого из обговариваемых лиц  я не знала, и мне было даже неинтересно. Меня интересовало совсем другое.  Я поглядывала на Андрея, и очень хотелось сесть где-то ближе к нему, но и возле меня, и возле него, все места были заняты. 
            Чуть позже Андрюшка уже сам меня позвал, и предложил, чтобы я села ему на колени. Я согласилась и подошла к нему. 
            Впервые в жизни я сидела у парня на коленях и чувствовала его тепло. И не только тепло, я и ещё что-то чувствовала.  Даже и не знаю, как это объяснить, но мне было хорошо, сладко и приятно. Я была в объятиях его рук и необыкновенных вибраций,- я была счастлива, как никогда раньше. 
            Антон напротив нас  рассказывал анекдоты, и все его очень внимательно слушали. Только одна-единственная свечка горела в подвале, и та возле Антона. Я и Андрей сидели в тени, и никто из присутствующих нас не замечал, или делали вид, что не замечают.
            Потом… потом Андрей взял мою руку в свою,  и начал водить своими мягкими и горячими губами по тыльной её стороне. Искорки блаженства начали пробуждаться в каждой клеточке моего тела, и я всё больше и больше погружалась в волшебство этих прикосновений. Мне хотелось ответить ему взаимностью, но я не знала как. Я только обнимала его второй рукой…
            Ничего особенного в тот вечер не произошло. Посидели, поговорили, нарисовали на потолке подвала несколько фигурок дымом от свечи, и разошлись по домам. 
            В выходные я решила съездить домой и побывать у своей мамы в нашем посёлке. Я любила свою маму,  и часто за ней скучала. А ещё мне очень хотелось побродить по нашим родным горам, и в акациевом леску, посидеть на берегу реки  или же просто, ни о чём не думая,  наслаждаться ароматом жасмина, который огромным кустом рос у нас во дворе. Помню, как я в детстве постоянно строила себе домик в жасмине, и любила долго в нём сидеть, особенно в те дни, когда отчим устраивал в доме скандалы, а эти скандалы были почти что постоянными. 
            И вот я спешу домой, к маме, из Киева в наш посёлок. Я доехала к небольшому городку, и там мне надо было сделать пересадку на другой автобус, но я опоздала на двадцать минут. Последний автобус ушёл, ж/д вокзала нет, и родственников, чтобы переночевать, нет. На часах было 18:30, и от автостанции, которую скоро закроют, к моему дому, примерно тринадцать километров. Что же делать? Да, я решилась на это, я решилась идти пешком через большой лес. 
            Как только я вошла в лес – мне стало в нём приятно и красиво. Я шла не той дорогой, по которой едут машины, потому что боялась людей. Я шла далеко от дороги, лесом. Лесные звери казались мне не такими страшными, как люди, и в этом я не ошиблась. 
            Пока я шла лесом – было мне очень радостно. Сладко пахли деревья, весело щебетали птицы. Ни один зверь не тронул меня, в лесу,-  я была в безопасности. Долго я шла и шла, потом ночь застала меня в лесу, а я всё шла, и ничего не боялась. 
            Когда уже лес закончился – я вошла в деревню, на окраине леса. Потом я хотела войти в посадку, которой можно добраться к моему посёлку.   И вдруг, я увидела молодого парня на велосипеде, примерно моего возраста. Он посмотрел на меня таким взглядом, что я всё поняла, и начала обдумывать куда мне спрятаться, хотя тот  парень уехал в противоположном направлении. Долго думать было некогда, потому что наступила ночь, и вернуться он мог очень быстро.  Надо было срочно действовать. 
            До сих пор удивляюсь, как я по одному только взгляду, разгадала мысли незнакомого мне  человека. Но разгадала я их очень правильно. Пробежала посадкой немного вперёд, а потом повернула влево, и в другую посадку, которая ведёт не в деревню, а в поля…
            Вдруг, где-то очень близко, послышался шум многих велосипедов. Я присела под деревом, и вслушивалась в голоса наверное целой группы незнакомых мне парней. Они искали меня, обговаривали куда я могла пойти, прочесали всю посадку от своей деревни к моему посёлку. Но они меня так и не нашли. 
            Когда они вернулись в деревню – я вышла из отдалённой посадки и пошла дорогой домой. Вдруг, проехал один из них, который почему-то задержался в поисках, и я знала, что сейчас он расскажет своим друзьям, и они, все вместе, вернутся.
            Пока он объяснял своим, что к чему – я забежала далеко в поле и легла на землю. Уже была ночь, и мой чёрный плащ сливался на поле с землёй так, что ничего не было видно. 
            Я разгадала правильно. Группа незнакомцев на велосипедах вернулись и, с фонариками в руках, прочёсывали все посадки и спорили между собой под каким кустом более правильно меня искать, а под каким не стоит. 
            Прошло какое-то время и стало совсем тихо. Я ещё долго лежала на поле, на животе, потом поднялась, и всё же дошла к родному дому. Всё обошлось хорошо, без неприятностей. Я сумела обхитрить тех, кого ещё в самом начале пути, боялась больше, чем лесных зверей. 
            Дома поговорила с мамой. Ей тоже было нелегко, потому что жить с таким алкоголиком и терпеть его побои – это очень тяжёлый крест на пути любой женщины. Но чем я могла ей помочь?! Ничем.  Я не имела ни своего дома, ни денег, я и сама нуждалась в помощи. И всё же,  при каждой встрече с мамой,  я любила долго-долго поговорить, развеселяя её душу, рассказывая  разные новости и о планах на будущее. 
             Эх, будущее…  Все о нём мечтают, все живут завтрашним счастливым днём, а он всё никак не приходит и не приходит. Дни то приходят, потом уходят. Но мы же ждём счастливого! 
             Когда я осталась совсем одна в комнате – мне очень захотелось вспомнить Андрея. Перед моим внутренним взором пронеслась встреча с ним, когда я сидела на балконе, потом подвал, свечи… и, наконец, прикосновения.
             Мне стало жарко. Энергетическая волна прошлась от низа живота вверх, к горлу, и сплошным ковром остановилась на несколько секунд, потом исчезла. Через несколько минут после первой волны, появилась вторая, потом третья… Никогда раньше ничего подобного у меня не было, поэтому я удивилась. Я не знала что это такое, и не понимала, что со мной происходит.
            После выходных, уже в Киеве, я опять пробовала вспомнить Андрея, и опять повторялись те же самые волны, и мне было жарко. Но не всегда энергетическая волна доходила до самого горла. Иногда она поднималась только к сердцу или, наоборот, от сердца за мгновение опускалась в живот. Это были первые сексуальные чувства, но в те дни я ничего об этом не знала и очень удивлялась. 
             Однажды я спешила на электричку, и со мной произошёл ещё один случай, причём не первый и не последний. Он был на столько необъяснимым и загадочным, что не каждый человек из живущих в этом мире пробовал что-то подобное. Когда я  в тот день  спешила – я опаздывала.  Оставалось всего несколько минут до отправления, а я не успевала, и у меня почти что не было шансов успеть. Я бежала по городским улицам, ни на кого не обращая внимания, а потом… потом я поняла, что не успею, и моя энергия в области возле копчика пробудилась. Чем дольше я бежала по улицам, тем сильнее нарастало возбуждение. И, наконец, оно сорвалось у меня в животе,  и ниже, энергетическими импульсами,- как сердце бьётся. Это был оргазм, обыкновенный оргазм. 
             Я не вижу в этой своей истории из жизни ничего такого, чего не должны знать дети. Наоборот, детям обязательно надо всё это рассказать, и желательно ещё в младших классах. Им  надо объяснить, и научить - не бояться подобного, потому что такие оргазмы начинаются именно в школьном возрасте, за школьной партой. Девочки пугаются, не понимают, что с ними происходит, некоторые замыкаются в себе. 
            Помню, как ещё в младших классах, много раз бывали такие случаи, когда я разволновалась на контрольной работе, потому что не знала, как что-то написать или решить задачку. От этого у меня начиналось возбуждение энергии в области возле копчика и, как правило, дело заканчивалось оргазмом. Я не знала что это такое, и была очень напугана. Мне подумалось, что появились первые признаки умирания и страх превратил мою детскую жизнь в кошмар, плохо повлиял на веру в себя, и в своё будущее, а также на желание учиться.
            После первой встречи с Андреем и с его друзьями в подвале, меня начал преследовать один сосед. Его звали Олег, он занимался в секции бокса и поднимал штангу. Ходил на специальные занятия в спортивную школу и был очень накачанным. Жил он через две квартиры от нашей,- в том же подъезде и на том же первом  этаже. Он был низкого роста, с тёмно-русыми волосами и кареглазый. Дошло уже до того, что его мама пришла к моей тёте очень поздно, когда я спала. Что-то между собой поговорили, потом она вошла в мою комнату, засветила фонариком  мне в лицо, и рассматривала - нравится ей или не нравится будущая жена её сына Олега. Мне было неприятно, что меня рассматривают, как товар на базаре, и нравлюсь я или нет – определяют не по качествам моей души, а по тому, на сколько сильно понравится моё лицо маме Олега. 
           Я не любила его, но Олег  этого не понимал, и старался завоевать меня силой. Как только я выходила из квартиры – он шёл за мной, и грубо рассказывал, что любит меня, и что в подвал ходить нельзя, потому что друзья Андрея и моего брата Вадима меня изнасилуют. Да, в какой-то степени я с ним была согласна, и точно больше никогда не ходила в подвал, чтобы меня там не изнасиловал Олег. 
            С Андрюшкой я несколько дней не встречалась. Ни он, ни я никак не могли придумать  в каком месте можно встретиться, и побыть наедине. Но однажды я была одна в квартире, и вдруг, кто-то позвонил. Я посмотрела в глазок и разглядела Андрея, открыла ему. Потом мы стояли на коридоре и о чём-то говорили, говорили…
            В какой-то момент Андрей подошёл ко мне очень близко и прикоснулся к моему плечу, потом обнял, я не сопротивлялась. Как только он расслабил объятия – я положила ему свои руки  на грудь и нежно погладила. Мне очень нравилась его грудь, и нравились наши отношения. Потом он обхватил своими губами мои, и мы с ним растворились в поцелуе. Целовал он меня несмело и неумело, но с чувствами. Ему тогда было только четырнадцать, и он только учился обращаться с девушками, но огонь страстей в нём горел настоящий, и я заметила, что его губы стали горячими… 
            Эта встреча длилась не долго, но запомнилась она навсегда, и ещё больше разожгла мои энергетические волны к Андрею. 
            По какой-то причине, многие люди имеют искажённое убеждение в том, что энергия может быть только сексуальной, и никакой другой. Это неправильно. Энергия становится сексуальной только в том случае, если она работает с половыми органами. Поднявшись выше, она уже может стать энергией силы воли или власти над людьми. Если выходит из области сердца, то становится энергией любви. В горле она превращается в творческую, и начинает сочинять музыку, рисовать картины, создавать песни… По-разному она называется, и по-разному себя проявляет. Но как бы наша Сила не проявлялась – это одна и та же энергия, и она Божественная. 
            Когда я влюбилась в Андрея – моя энергия была то сексуальной, то любовью, то творчеством.  Я и не знаю откуда, но у меня где-то бралось одно стремление.  Наверное, оно было  точно от неиспользованной энергии, потому что по какой-то причине мне постоянно хотелось писать о нём стихи. Когда я сочиняла свои стихи - я очень радовалась.  В  те дни я ещё не понимала почему я это делала. Просто очень хотелось и всё. 
            Помню, что я любила писать стихи ещё с детского возраста. Они были очень несовершенными, и даже с грамматическими ошибками, но они мне казались прекрасными, и я их дарила людям. Я свои стихи даже отправляла в некоторые газеты и журналы, но письма мои оставались без ответов. Однажды я написала тетрадь стихов и подарила её своему бывшему классному руководителю. Надо же такое! Я это сделала, когда закончила школу! Этот учитель преподавал у меня русский язык и литературу, поэтому я выбрала именно его. Он не ответил. Я и не удивляюсь, что он не ответил, потому что стихи мои были далёкими от совершенства, и надо было их улучшать и улучшать. Со временем, я то научилась улучшать своё стихотворное творчество, но научилась слишком поздно, потому что уже потеряла интерес к подобным занятиям.
            В период любви к Андрею я написала о своём любимом много стихов. Потом я эти стихи дарила ему, и сочиняла новые. Какая глупость! Девушка пишет стих для парня, и объясняется ему в любви… Это было неправильным поведением, но я не понимала, что я поступаю неправильно. Мой парень тоже был слишком молод, и тоже не понимал как оно правильно, а как неправильно, поэтому он продолжал со мной встречаться. 
            На какие-то из выходных мои дядя и тётя уехали к родственникам в деревню, а я, Вадим  и Руслан остались в квартире одни. Ночью меня разбудил свет в лицо. Это Олег вошёл с фонариком в мою спальню. После того, как я отказала ему в любви, он никак не мог успокоиться. В ту неспокойную ночь он позвонил в квартиру и Вадим ему открыл. Я не знала о чём они говорили, я только проснулась от света в лицо, и поняла, что я в опасности.
            Олег накинулся на меня прямо на кровати, но через минуту мы уже были на полу. Он ходил в спортивную школу, поэтому я не могла его ни побороть, ни вырваться из его рук. А у него не получалось совершить задуманное. 
            Я не знаю сколько бы мы катались по полу, и чем всё это закончилось бы, но мой двоюродный брат Вадим вошёл в спальню и запретил Олегу меня насиловать.  В ту ночь я только счесала об дорожку локти, и больше ничего страшного не случилось. 
            Через какое-то время Олег выпрашивал у моего брата продать меня за деньги, и обманом заманить в его квартиру. Но эта сделка не состоялась. 
            С Андреем я встречалась на девятом этаже нашего дома. Там мы стояли возле лифта, и просто говорили или дарили друг другу ласки, объятия и поцелуи. Однажды, когда никого не было дома, Андрюшка опять пришёл ко мне в гости, в квартиру, и мы были свободными, я отвечала ему взаимностью. Потом, без никакой видимой причины, у него началась дрожь в теле. Я так и не поняла, что с ним произошло. Это было что-то энергетическое, но я не знала что именно. Раньше с ним никогда ничего подобного не случалось, и мы не знали что это было.  Мы немножко растерялись в этой ситуации. 
            Вот так я в свои пятнадцать лет впервые познакомилась с энергией. Я очень сильно почувствовала её в себе, и в человеке противоположного пола.  Если бы в те дни какой-то пророк рассказал мне наперёд, сколько у меня впереди энергетических приключений, и о том, как сильно я от неё натерплюсь, и как сильно я буду с её помощью наслаждаться, или творить очень многие чудеса, то я бы ему не поверила. Но мне никто ничего не рассказал, и даже не намекнул, поэтому можно сказать  так, что лёгкие прикосновения энергии я считала чем-то очень сильным и потрясающим. А о том, что меня ждёт впереди, я ещё не знала и не догадывалась. 
            Я помню конец зимы, в квартире было холодно. Я одела пальто, чтобы согреться, и сидела на диване, погрузившись в воспоминания о своём детстве.  Я вспоминала, как однажды дядя и тётя с моими маленькими двоюродными братиками приехали к нам в гости. Мне было с ними так хорошо, и так радостно, что я решила остановить нежелательную разлуку. Я тогда ходила в первый класс, была ещё совсем ребёнком, и не понимала, что в этой ситуации ничего нельзя изменить. 
            Когда вечером все легли спать – я не спала. Я долго лежала и ждала, пока все заснут. И когда действительно все заснули – я тихонечко поднялась с постели, и спрятала под печь, у такие вещи, которых годами никто не проверял, один сапожечек моего братика Русланчика. А ещё я спрятала свитерок и зимнюю шапочку.  Я верила, что они начнут искать одежду, не найдут, и останутся у нас в гостях на дольше.  А о том, что они будут искать не только одежду, а и виновника её исчезновения, я не подумала. Я была уверена, что вся вина упадёт на маленького Руслана, подумают, что это он куда-то всё подевал, но бить его не будут, потому что он маленький, и ещё не понимает, что он делает. 
            Одежду Вадима я не трогала, потому что ему уже было пять лет, и его могли наказать за это.
            В общем, сделала я всё, что считала правильным, и легла спать. А утром я спокойно пошла в школу.
            Дядя и тётя начали собираться, и не могли найти одежду Русланчика. Была зима, и было очень холодно, поэтому они на меня сильно сердились. Мой дядя хотел пойти в школу, привести меня домой, и заставить найти всё то, что я спрятала. Но бабушка Аня как-то угадала куда я могла всё спрятать и почему. Она нашла все вещи Руслана и так спасла меня от больших неприятностей.
            И вот теперь я уже живу у них: у дяди и тёти, а также у моих братьев Руслана и Вадима.  Я вспоминаю прошлое,  и меня, аж до смеха внутри, удивляют мои поступки детства. Они мне кажутся странными и смешными. А лет через двадцать, наверное, будут удивлять мои поступки  настоящего. Что же это будут за поступки? 
            Не успела я додумать свою мысль, как в квартиру кто-то позвонил. Это был Андрей, и оказалось, что удивлять, скорее всего, будут не мои поступки, а его. На этот раз он мне заявил: «Пойдём со мной, и я тебе покажу своё мужское богатство». Я не соглашалась, но он настаивал. 
          Теперь я начала догадываться, что все эти новые желания могут разрушить мои отношения с Андреем. Парень, которого я так сильно любила, поставил цель добиться от меня сексуальных отношений, а так как цели наши абсолютно не совпадали, то я начала подозревать, что скоро может наступить момент, после которого мы можем расстаться и я потеряю любимого. Я очень любила Андрея, но я не могла ему просто так отдаться,- всего лишь ради секса. И к тому же, я ещё была девственницей.  Но он даже и не умел правильно добиваться этого. Красивых и ласковых слов он не знал, о чём-то хорошем и необычном, что нашёл во мне – тоже не рассказывал, и о своих сердечных чувствах, по отношению ко мне, он не упоминал. Он говорил только о телесных чувствах, но плотское – это не повод для соединения. Главного он не знал и не умел, а для меня оно было очень важным. 
           Закончилась зима, и в один прекрасный весенний день мой брат Вадим пригласил меня на фильм в кинотеатр. Я была счастлива, что могу пойти в кино, и очень радовалась. Правда, билеты были не у него. За билетами надо было зайти к нашему общему другу Андрею. 
            Вадим позвонил, и Андрей открыл дверь. Потом они начали что-то говорить, и очень тихонечко, как будто родители могут подслушать. Через минутку позвали и меня. Я не хотела входить в квартиру, но они настаивали, и намекали, что это важно. Я вошла и спросила что случилось. В эти же секунды Андрей захлопнул входную дверь и они с Вадимом куда-то пошли.
            Через какое-то время Андрей вернулся ко мне. Объяснил, что его родители на целую неделю уехали в Россию, и временно он живёт один. Предложил войти в его комнату, и приготовиться к тому, что я не смогу никуда уйти, пока не позанимаюсь с ним сексуальными отношениями. Я отвечала ему, что я не хочу этого делать, прорывалась в захлопнутую на замок входную дверь, и очень просила выпустить меня из квартиры, но ни на какие уговоры мой бывший любимый не поддавался. 
           Я вошла в комнату и подошла к окну. Андрей тоже жил на первом этаже, поэтому вид   улицы перед окном был очень хорошо видимым. Я взглянула на жизнь города, и на спокойно проходящих людей, которые  хотя и были озабоченными своими проблемами, но они были свободными.  В этот миг мне показалось, что им сейчас очень хорошо, а мне сейчас очень плохо, по той причине,  что я в ловушке. Чем закончится эта встреча с Андреем, и какие будут последствия – мне было неизвестно. Теперь я должна была превратиться в сильную, смелую,  мудрую и изобретательную. Иначе мне не выбраться из этого места так, чтобы остаться девственницей. 
            Андрей подошёл близко ко мне, и начал меня обнимать. На какое-то мгновение я почувствовала знакомое прикосновение рук и знакомое тепло, но расслабиться я уже никак не могла. Раньше я ему отвечала взаимностью, но теперь я должна сражаться, и должна победить, потому что выбрать что-то другое я не могла. 
            Повернувшись лицом к Андрею, я начала его отталкивать, но он не отходил. Мы сцепились в борьбе и оказались в лежачем положении на диване. Ещё несколько минут нашего сражения, и я была вверху, а мой бывший возлюбленный внизу, подо мной. «Андрюшенька, я сильнее тебя. Отпусти меня по-хорошему домой, и не будем друг друга мучить. Иначе я тебя буду бороть, а тебе будет неприятно»,-  проговорила я ему. Но мой приятель никак не хотел со мной соглашаться. Он дожидался, пока мне надоест лежать на нём сверху, и я его отпущу, а потом опять начинал всё сначала. И так было несколько раз, и он мне говорил: «Ты всё неправильно делаешь. Это я должен лежать сверху, а ты внизу. Давай поменяемся». 
            Через несколько часов безуспешной борьбы, которая не радовала ни его, ни меня, мой насильник заявил, что он меня замучит, доведёт до изнеможения, не будет несколько дней кормить, но моего бессилия добьётся, и тогда сделает то, что задумал. 
            Да, я действительно устала,- устала как физически, так и психологически. Надо было срочно найти какой-то выход, а его всё не было, и я была морально подавлена. У меня действительно было больше физической силы, но у Андрея было больше выносливости. Ещё я была очень худенькой. Сутки не дай мне еды, и это меня полностью вырубит, свалит с ног.  Зато мой насильник Андрей имел плотное и выносливое тело. Не трудно было догадаться, что даже на равных правах его физические силы протянут дольше, чем мои. А если ещё и учитывать тот факт, что содержимое его собственной кухни было в его распоряжении, а не в моём, то осознание сложившейся обстановки пугало меня ещё больше. Мне надо было срочно куда-то уединиться и подумать, что делать дальше. Но куда? Куда я уединюсь в чужой квартире? Как? Стоп. У меня появилась одна идея. 
            Расслабив хватку, я отпустила Андрея, слезла с дивана, быстро пошла в ванную, и закрылась в ней так, что внутреннюю защёлку от двери пропустила не в то отверстие, и у меня осталась хорошая щель, чтобы через неё контролировать ситуацию. 
            В ванной я отдыхала и думала. Что же мне теперь делать? Теоретически выход у меня был, и я знала, как я могу его победить. В драке. На данный момент у меня были физические преимущества, я сильнее, чем он. В случае драки победа была бы за мной. Теоретически я даже могла бы ударить его тяжёлым предметом по голове и вызвать полицию (милицию).  Телефон стоял на столе. Пока Андрей пришёл бы в себя – полиция (милиция) приехала бы к дому, и взломала бы дверь. Но в том то и дело, что все варианты только теоретические, а практически я не могла сломать жизнь тому, кого ещё вчера так сильно любила. За этот поступок его могли забрать в исправительную колонию, потому что несовершеннолетние и я, и он. Или могли поставить на учёт. А как потом поступать в ВУЗ? Были бы неприятности и у его родителей, хотя родители у него порядочные. Но если продолжать с Андреем игру – я потеряю силы и тогда проиграю. Ну и что оставалось делать? 
            Я сидела на краю ванной и очень сильно раздумывала, вцепившись в свои волосы на голове. Он меня не видел, но расстояние между нами было небольшим. Комната находилась напротив ванной. Между комнатой и ванной ширина небольшого коридорчика, дверь в комнату открыта, а в ванную щель. Вдруг я услышала, что Андрей взял на столе телефон и набирает какой-то номер. 
--Что ты делаешь?-спросила я у него. 
--Набираю номер своих друзей, чтобы позвать на помощь, потому что сам я что-то не могу с тобой справиться,- послышалось из комнаты.
            Боже мой, только этого ещё не хватало! Я пулей выбежала из ванной и подбежала к нему. Пока не успел пойти вызов – я быстро сделала сбой, а потом нашла то место, где центральный шнур телефона подключается в розетку, и отсоединила его.  Сначала Андрей возмущался, что телефон его, а не мой, потом успокоился. 
            Ещё три минуты, и кто-то позвонил в дверь.  Андрюшка доказывал, что это пришли его вызванные друзья. Я ему не верила. Во-первых, он не успел набрать номер, и по телефону  ни с кем не говорил. В этом я была уверена, я видела. Во-вторых, даже если бы и успел, то за три минуты они не смогли бы к нему прибежать. А в третьих, кто-то из друзей мог явиться случайно, поэтому подпускать Андрея к двери было нехорошо, и даже опасно. Я стала на выходе из комнаты и не выпустила его. 
            Чем дольше мы мучили друг друга в квартире, тем сильнее расширялись фантазии моего друга. Теперь он стоял передо мной и раздевался. Снял футболку, потом штаны, потом трусы. После этого он подошёл к серванту, достал какой-то блестящий красный пакетик и доказывал, что он хороший, умный, предусмотрительный. Купил вот «это» и не сделает мне ребёнка.
            Пакетиком я не заинтересовалась, да и дело было совсем  не в этом.  Главной причиной моего сопротивления тогда был не страх забеременеть или потерять девственность.  Главной причиной было то, что Андрей выбрал путь насилия, а я не могла что-то чувствовать к мужчине, который меня насилует.  У меня могли появиться чувства только в условиях равенства и равноправия,  когда влюблённые дарят друг другу внимание, ласку и нежность, когда они говорят приятные и красивые слова.  Вот что мне было нужно!
             Если бы он начал объясняться мне в любви, расхваливать как ему со мной хорошо, называть меня ласковыми словами… и т.п., то у него был бы шанс чего-то добиться. Но нет же, он задумал применить ко мне силу, он захотел взять меня против моей воли. Нет, с такими намерениями добиться моего добровольного согласия он не мог.
            Мы начали ещё с утра, день прошёл, время близилось к вечеру, терпение на пределе… В общем, я решила попробовать метод  создания страха. Пошла я опять в ванную, взяла швабру и начала говорить Андрею, что сейчас побью шваброй люстры, окна, стекло серванта….  всё, что только  можно побить. Я не собиралась этого делать,  просто пришло время пустить в ход страх и, вместо физического, попробовать моральное давление. Андрей стал растерянным, и не знал что делать, но меня не отпускал. Потом вцепился в швабру, и швабру пришлось отпустить, чтобы действительно случайно не зацепить что-то очень ценное в его квартире. 
            Время от времени кто-то звонил в дверь, но я не позволяла ему открыть. Но, наконец, мне пришлось всё же выпустить Андрея из комнаты. Он попросился по нужде. 
            И вдруг, у меня в голове появилась быстрая, сильная и многообещающая мысль. Пока Андрей стоял в интересном месте – я одним прыжком выпрыгнула на подоконник. Одновременно правой и левой рукой, ухватилась за верхнюю и нижнюю закрывачку, один поворот, и рывок на себя.  Андрей всё понял и бежал ко мне, но уже было поздно. Он не успел дотянуться ко мне рукой и схватить за одежду. Я выпрыгнула из окна и быстро побежала по улице.  В это время на скамейке перед  домом, сидели какие-то бабки, и они всё видели, но мне было не до них. Я быстро бежала домой, восхищаясь добытой свободой. Я была очень счастлива, что всё хорошо обошлось. И со мной ничего не случилось, и Андрей не будет страдать от неприятностей. 
            Дома я встретила напуганного Вадима, который приготовился к тому, что лучшее средство для защиты – это нападение. Он ругал меня, возмущался, что ему пришлось долго стоять под дверью квартиры и звонить, а мы ему не открывали. Спрашивал, что мы так долго делали, и старался узнать о самом главном – было или нет?! Я ему спокойно сказала, что он - поганец, и тему на том закрыли. 
            Я не жалею, что у меня был Андрей, и никогда об этом не жалела. Именно он научил меня чувствовать мужчин, и пробудил во мне женские энергии. Я что-то в жизни познала, немножко к чему-то прикоснулась. Всё тогда было очень нужным, хотя и не очень правильным. 

Виктория Авосур


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти